Monday, January 3, 2022

Вопросы, которые стратегически не задала "независимая журналистка" "Дождя" адвокату(-иноагенту) Ивану Павлову

Подводя итоги 2021 года, бывшая работница ФПА, а теперь журналистка одного из проектов адвоката-иноагента Ивана Павлова "Адвокатская улица" Екатерина Горбунова указала на беспрецедентные гонения в России на независимую российскую журналистику.  Горбунова уделила большое внимание поддержке в своей статьей своего руководителя Ивана Павлова, продвигая его медийность - Горбунова упомянула имя Павлова в своей статье 11 раз.

"Адвокатскую улицу" источником независимой журналистики, учитывая ее руководителя и спонсора, конечно, не назовешь.

Как не назовешь и другие издания, объявленные иноагентами или закрытые за неподчинение вполне мягким (по сравнению, например, с законами об иноагентах в США, спонсирующих многие из российских "либеральных" медиапроектов) российским законам об иноагентах.

Признанный иноагентом (т.е. работающий на средства иностранных спонсоров, а потому загодя не могущий себя называть независимым) канал "Дождь" создал яркую иллюстрацию анти-независимой журналистики, если так можно выразиться, опубликовав видеоинтервью опять же с тем самым Иваном Павловым.




Стенограмма интервью, опубликованная "Дождем", здесь.

Конечно, понятно, что, если бы журналистка "Дождя" задавала Павлову неудобные, но логичные в его ситуации вопросы, интервью могло не состояться, Павлов мог отказаться на них отвечать.

Однако, без этих вопросов интервью стало заказным политическим панегириком Павлову, а учитывая иностранное спонсорства "Дождя", можно заключить, чей был заказ на такой панегирик.

Более того, характеристика журналисткой Анной Монгайт (Анна Монгайт - дочка директора Государственного музей изобразительных искусств имени Пушкина, так что со связями у "либеральной" журналистки и "креативного продюсера" "Дождя" всё нормально) Ивана Павлова как "адвоката-донкихота" с самого начала интервью, определила весь ход интервью и отсутствие острых вопросов к Павлову.

Вопросы "креативный продюсер" "Дождя", потомственная опытная журналистка НЕ задала Павлову очень простые:

1.  Откуда Павлов получал финансирование своих медиа-проектов, обучающих семинаров и конференций, проводимых им чуть не каждый месяц, а то и чаще, на протяжении многих лет, в России и за рубежом?

2.  Как Павлов получил разрешение проводить семинары и конференции для российских адвокатов (многие из которых также являются государственными деятелями высокого ранга) на вилле Гребовка в Праге, кто оплачивал проезд, пребывание и суточные на этих собраниях - о том, что проезд, пребывание и суточные выплачивались участникам, участники сами открыто говорили в соцсетях, и нужно быть отнюдь не независимым журналистом, чтобы этого "не заметить".

3. Вопрос о конфликте интересов при представлении Павловым интересов его тогдашней жены Гаспар в ее деле о депортации из России, поданного в суд после начала отношений Павлова с его нынешней женой Екатериной Глуховой - насколько этично было представление Павловым интересов Гаспар в суде в деле о депортации, в то время как Павлов был заинтересован в исходе дела не в пользу Гаспар?


Т.е. не Россия была причиной расторжения отношений Гаспар и Павлов, а молодая девушка Екатерина Глухова, сотрудница омбудсмена Шишлова.

В этом случае "рыцарь без страха и упрека" Павлов не имел никакого права - ввиду кошмарного конфликта интересов - представлять интересы жены в деле о депортации, ибо в его интересах было выдворить жену и ребенка подальше, чтобы не мешали его новым отношениям и новой семье с новой женой, в два раза моложе себя и предыдущей жены.

Все же, если журналистка "Дождя" потрудилась слетать в другую страну (Грузию) для интервью с Павловым, нужно было как минимум подготовиться и знать историю Павлова.

4. Не прозвучал вопрос, почему Павлов согласился на приезд своего клиента, предположительно больного Алексея Навального, в Россию, несмотря на то, что Павлов точно знал, что его клиента посадят хотя бы за нарушение условий условного срока - в то самое время, когда для обеспечения собственной безопасности сам Павлов предпочел уехать из России.

5. Не прозвучал вопрос, не влияет ли отрицательно на клиентов Павлова активная разработка их дел Павловым в российской и западной "либеральной" прессе, особенно учитывая полученные в результате этими клиентами приговоры на годы и годы заключения в колонии - и этично ли такое медийное поведение адвоката по отношению к своим клиентам.

6. Не прозвучал вопрос, требуется ли особый допуск от ФСБ для адвокатов, регулярно занимающихся делами о гостайне.  При СССР такой допуск требовался, и адвокаты об этом говорят открыто.  Было бы весьма невероятно, что открыто проводящий конференции на деньги иностранных спонсоров адвокат занимался делами о госизмене в России без такого допуска.

7.  Не прозвучал вопрос, на какие деньги и из каких источников Павлов вывез целую "Команду 29" в другую страну и содержит ее там, а также содержит команду "Первого отдела" и развивает сам медийно-юридический проект.

8.  Вопрос о признании Павлова иноагентом прозвучал в самом конце интервью, но не четко, и журналистка позволила Павлову отхихикаться от вопроса, почему конкретно его признали иноагентом, т.к. этот вопрос в основом касается финансирования Павлова, а этот вопрос не прозвучал никак.

Под интервью Ивана Павлова "Дождю" много комментариев:





И далее в том же духе.

Т.е., какое впечатление "Дождь" активно СТАРАЛСЯ создать у своих читателей-зрителей, такое и создал.

У "Дождя" не было цели рассказать людям неприглядную правду о Павлове - или хотя бы заставить Павлова повертеться, как уж на сковороде, под острыми вопросами интервьюера.

Это ПАРАДНОЕ, ПРОПАГАНДИСТСКОЕ интервью, заказанное спонсорами канала (вполне возможно, что совпадающими со спонсорами Павлова).

Это НЕ независимая журналистика.




1 comment: