Thursday, October 4, 2018

"Исключения Трампа" - о верховенстве закона в США и роли личности в истории

С момента еще до избрания Дональда Трампа президентом я, как специалист по федеральным искам о нарушении гражданских прав, была удивлена созданием двойных стандартов именно юридической профессией, созданием исключений из жестко установленных правил и табу профессии.

С избранием Трампа исключений стало еще больше и они стали еще более заметны.

Я попыталась свести наиболее заметные и значительные для отправления правосудия и поддержания конституционного строя и демократии в США "исключения Трампа" в таблицу.




Правило
Исключение Трампа

1.
Иностранцы, находящиеся вне границ США, не имеют правосубъектности для подачи исков о нарушении Конституции США и федеральных законов США

Иностранцы за пределами США имеют правосубъектность для оспаривания отказа в праве входа, легального или нелегального, на территорию США, а также их близкие и дальние родственники, наниматели или потенциальные наниматели и университеты или потенциальные университеты, где они могли бы обучаться.

При всех предыдущих президентах до Трампа федеральные суды отказывали иностранцам за пределами США и лицам, выступающим от их имени, в правосубъектности в оспаривании отказа в просьбе на въезд в США.

У штатов нет правосубъектности для оспаривания решений федеральных властей о том, как присуждать правительствам штатов федеральные гранты по усмотрению.

После вступления президента Трампа в должность федеральные суды нашли такое «право» у штатов, и теперь суды в 100% исков против Трампа при отказе в выдаче штатам грантов, не обязательных по закону к выдаче (грантов по усмотрению, в основном отказ основан на намеренном несоблюдении штатами федеральных иммиграционных законов, гражданских и уголовных), «находят» право штатов требовать такие гранты, и обязанность федерального правительства их выдавать – для финансирования деятельности полиции штатов, а также обеспечения нужд малоимущего населения, включая нелегальных мигрантов.  В своих ходатайствах в суд на эту тему штаты докладывают судам, что без подобных грантов штаты – банкроты и не смогут выполнять свои обязанности по обеспечению деятельности полиции и по помощи малоимущим слоям населения.  По закону это финансирование целиком лежит на штатах.

В таких исках штаты одновременно делают взаимно противоположных заявления – 1. Федеральное правительство обязано финансировать деятельность полиции и поддержку малоимущих внутри штатов (чего в законе нет),  2. По 10-й поправке к Конституции США федеральное правительство не имеет права вмешиваться, или выставлять ограничения, как расходуются подарки федерального правительства штатам на цели, которые должны финансироваться самими штатами, 3. Правительства штатов могут одновременно давать указания госструктурам штатов отказываться выполнять федеральные законы и требовать от федерального правительства, чтобы они безоговорочно и безо всяких условий финансировали эти структуры.

Таких «законов» в США на самом деле не существует и такой практики не было ни при одном президенте США. Это исключительно «законотворчество» судов «ради исключения» - против Трампа.

2.
Ходатайства о предварительных охранных решениях судов при подаче иска о нарушении гражданских прав в подавляющем большинстве случаев отклоняются, нужны железные доказательства перспектив успеха иска, чтобы добиться такого охранного решения (preliminary injunction).

При отсутствии правосубъектности получить такое предварительное охранное решение невозможно.

Ходатайства о предварительных охранных решениях судов в делах против Трампа, на любую тему, в основном выдаются.

Отсутствие правосубъектности при этом игнорируется.
3.
У окружных федеральных судов первой инстанции нет права принимать решения, действующие вне своей юрисдикции

В делах «против Трампа» судьи окружных федеральных судов первой инстанции принимают предварительные охранные решения, «обязательные» для всей страны (a nationwide preliminary injunction)

4. 
Критиковать судью нельзя ни при каких обстоятельствах, это «подрывает независимость судебной власти» и ее образ в глазах населения





За представление любых, самых неопровержимых доказательств, свидетели жестоко наказываются, вплоть до лишения лицензии, и хранят молчание годами и десятилетиями об уголовном поведении судей.

Например, 2016 году адвокат Кристин Майер из Луизианы наказана лишением лицензии на год и годом «надзора» за то, что предоставила неопровержимые доказательства вины судьи и лиц, действующих по указке судьи, в подделке аудиопротокола судебного заседания.

В августе 2018 года главный этик ABA профессор Маргарет Таркингтон опубликовала книгу Voice of Justice, где описывает и политику запрета адвокатам критиковать одну из 3х ветвей правительства (судебную), в руках которой находятся лицензии и право на профессию самих адвокатов, и обоснования судебной властью этой не-законодательной политики судов - основанной на рассуждениях, берущих за основу преследования критиков короля как совершающих государственную измену и подрывающих веру населения в божественное происхождение власти.

Табу американским адвокатам на критику судей - сакральное табу, за его нарушение практически всегда следует наижесточайшее наказание

Судью, номинированного Трампом на должность Верховного судьи, можно смешивать с грязью любыми способами, включая на основании анонимных обвинений в грязных преступлениях



Юридической профессии была дана отмашка, разрешающая (если не приказывающая) критиковать данного конкретного судью.

Как только Американская Ассоциация Адвокатов (ABA) высказалась против судьи Кавано, в массовом порядке, около тысячи профессоров (зависящих от ABA материально, работающих в школах, аккредитованных ABA) подписали петицию против назначения судьи Кавано, Гарвардская школа права (альма-матер предыдущего президента и его жены) отменила его курс лекций под давлением протестов студентов права, организованных для таких протестов выпускниками школы права, адвокатами, которые никогда не подают ходатайства об отводе судей, но здесь тоже сделали исключение.

При этом доказательств вины судьи Кавано в сексуальном насилии нет, а обвиняющую его профессора психологии уже уличили в даче ложных показаний по множеству пунктов, об этом будет отдельная статья.

Тем не менее, преследование судьи профессией уже началось и именно по настоянию ABA было санкционировано дополнительное расследование ФБР.

Таким образом, юристы и адвокаты в США (что в США одно и то же) не только подменили собой 100% судебной ветви власти и бОльшую часть двух других ветвей власти, но и открыто пытаются влиять на политический процесс в стране, действуя по принципу ОПГ - по отмашке руководства профессией незаконные табу отменяются, для одного конкретного случая, и превращаются в незаконную же травлю одного человека на основании "авторитета профессии"



Wednesday, October 3, 2018

Доходы и расходы адвокатской палаты Санкт-Петербурга за 2015 год (более свежих данных палата не опубликовала). Комментарии будут отдельной статьей

Источник - отчет ревизионной комиссии палаты.

"Что касается бесплатной юридической помощи, традиционно нам выделяет бюджет Санкт-Петербурга денежные средства. За прошлый год они составили 21 миллион 600 тысяч. Эти средства были выплачены адвокатам полностью, и адвокаты оказали услуг примерно столько же, сколько и оказывают каждый год. За прошедший год это было 23 тысячи услуг.
    
    В прошлом году у нас отряд адвокатов, которые занимаются этим направлением, увеличился до 326 человек. И если смотреть структурно, то принимают в этом участие 11 коллегий адвокатов, среди них самая крупная есть, 16 кабинетов и одно бюро. Нагрузка распределяется примерно пропорционально занятости адвокатам. 9% в этой работе падает на долю адвокатских кабинетов, по 9,5% на долю Международной и Объединенной коллегий и остальные 50% в основном это адвокаты, работающие в Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов. Самая разветвленная сеть, они действительно оказывают серьезную помощь, ибо располагаются каждый в административном районе."


"Доходы Адвокатской палаты были запланированы в сумме 32 874 400 рублей. Это на основании плана. И составили фактически за 2015 год 51 630 567 рублей:
    
    в том числе за счет отчислений адвокатов 40 185 450 рублей;
    отчисления на нужды Адвокатской палаты при оказании бесплатной юридической помощи – 1 908 тысяч рублей;
    отчисления первого месяца – 9 537 тысяч рублей;
    отчисления в Фонд поддержки ветеранов адвокатуры – 1 707 200 рублей.
    
    Доход по договорам срочного вклада в сумме – 80 714 рублей.
    
    Расходы Адвокатской палаты за 2015 год составили:
    
    Отчисления на содержание ФПА в размере 9 613 440 рублей, из расчета, что среднегодовая численность в 2015 году составила 3 787 адвокатов.
    
    В соответствии с соглашением 2012 года между Адвокатской палатой и Институтом адвокатуры на повышение квалификации адвокатов производились отчисления в Институт адвокатуры в размере 150 тысяч рублей в месяц. И это составило за 2015 году 1 800 тысяч рублей.
    За аренду помещений расходы составили 4 627 015 рублей. В акте более подробно можете посмотреть, по каким именно помещениям, какие расходы.
    
    Расходы на приобретение мебели, офисной техники за 2015 год составили 365 332 рубля:
    сервер для координационного центра – 90 970 рублей;
    компьютеры-моноблоки – для работы по 51-й.
    
    Аренда транспортного средства составила 353 043 рубля за 2015 год.
    
    Информационное обеспечение (ИПС «Кодекс», «Консультант Плюс», «1C Бухгалтерия») – 1 855 523 рублей.
    
    «Вестник адвокатской палаты СПб» обошелся в 470 800 рублей.
    
    Как я уже говорил, с Институтом адвокатуры был заключен договор на повышение квалификации – 1 800 000 рублей.
    
    Арендная плата за проведение лекций для адвокатов в Александро-Невской лавре – 70 000 рублей.
    
    Оплата лекторам за проведение занятий с адвокатами – 139 554 рубля.
    
    Оплата лекторам за проведение занятий со стажерами – 126 627 рублей.
    
    Итого: 2 066 182 рубля.
    
    Представительские расходы и организация мероприятий – 599 096 рублей. Сюда входят:
    
    заседания Совета палаты, квалификационной комиссии и Совета ветеранов, прием иностранных делегаций, сувениры, открытки, дипломы, грамоты, календари, проведение отчетной конференции, празднование 70-летия Победы в ВОВ;
    благотворительный взнос к Новому году в Ассоциацию жителей блокадного Ленинграда –10 663 рубля;
    подготовка и участие в чемпионате России по мини-футболу среди адвокатов – 157 162 рубля;
    турнирный взнос и участие в чемпионате по шахматам «Белая королева» – 54 120 рублей;
    подготовка и съемка Новогоднего огонька – 102 314 рублей.
    
    По нормативам, установленным Минфином, также были затраты на командировочные расходы. За 2015 год они составили 197 164 рубля.
    
    Одной из статей расходов является вознаграждение президенту, вице-президентам, членам Совета палаты.
    
    В этом году президенту вознаграждение составило 115 000 рублей; вице-президентам от 50 000 до 55 000 рублей; заместителю председателя Квалификационной комиссии – 50 000 рублей; заместителям президента от 15 000 до 25 000 рублей.
    
    Координатору работы по назначению – 45 000 рублей.
    
    Вознаграждение членам Совета палаты и Квалификационной комиссии установлено в размере 6 000 рублей за участие в одном заседании.
    
    Все эти расходы были утверждены надлежащим образом.
    
    Материальная помощь оказана в сумме – 64 000 рублей.
    
    Расходы на премирование адвокатов за 2015 год составили – 263 000 рублей.
    
    Расходы по организации работы адвокатов в порядке ст.50 и 51 УПК РФ по административным районам Санкт-Петербурга за 2015 год составили – 2 164 800 рублей.
    
    Оплата администраторам за обработку документов по оказанию бесплатной юридической помощи за 2015 год составила – 1 098 190 рублей.
    
    Прочие и непредвиденные расходы (услуги нотариуса, выписки из ЕГРЮЛ, возврат взносов, ритуальные услуги) – 52 470 рублей.
    
    Общая сумма расходов за 2015 год составила – 50 056 895 рублей.
    
    Остаток средств на 1 января 2016 года составил – 2 241 538 рублей.
    
    Из Фонда поддержки ветеранов адвокатуры было выплачено – 1 109 129 рублей:
    материальная помощь – 61 2900 руб.;
    праздник 70-летия Победы на Стрелке, подарки ветеранам ко Дню Победы, подарки ветеранам Новому году.
    Остаток средств Фонда поддержки ветеранов адвокатуры на 1 января 2016 года – 790 797 рублей.
    
    Еще одна статья расходов – это расходы на организацию центра по координации работы адвокатов в порядке ст. 51 УПК:
    приобретение мебели, аренда и ремонт помещений, оплата коммунальных услуг, приобретение оборудования.
    
    Общие расходы составили 746 239 рублей.
    
    Итого: в результате проверки комиссией установлено, что финансово-хозяйственная деятельность Адвокатской палаты Санкт-Петербурга ведется в соответствии со сметой. Нецелевого использования денежных средств не установлено. В ходе проверки каких-либо нарушений финансово-хозяйственной деятельности не обнаружено. "

Tuesday, October 2, 2018

Предвыборная горячка на судейских выборах штата Нью-Йорк - почем нынче правосудие. Списки спонсоров

В моем недавнем интервью Адвокат FM (Дмитрий Романенко, можно послушать интервью здесь) был затронут вопрос финансовой поддержки кандидатов на пост судьи на выборах в США и конкретно в штате Нью-Йорк.  В США грядут выборы, они состоятся 6 ноября 2018 г., выбираться будут все кандидаты на выборные государственные должности, в местное правительство, правительство штатов и федеральное правительство.  В штате Нью-Йорк выборы включают выборы судей.  В Нью-Йорке все наоборот, то, что в федеральной судебной структуре называется U.S. Supreme Court и является высшей судебной апелляционной инстанцией, и страны, и федеральной системы судебной власти, в штате Нью-Йорк совпадает с названием суда первой инстанции, Supreme Court of the State of New York, у которого в каждом из графств штата есть свое отделение.  В 6-м округе штата Нью-Йорк, графстве Ченанго, в этом году освободилось место в связи с выходом судьи на пенсию.  На это место на выборах 2018 года претендуют два кандидата - местный прокурор и бывший помощник ушедшего на пенсию судьи, работавшая этим помощником на протяжении всей судебной карьеры этого судьи и называемого этим судьей, открыто, своими "мозгами", т.е. она писала все его решения.  Судья Дауд был печально знаменит как "судья-вешатель" (a hanging judge) и антисемит (см. дело Штраух против Дауда в федеральном суде Северного округа штата Нью-Йорк, иск прекращен, т.к. суды в США подарили себе абсолютный иммунитет за коррупционные и незаконные деяния в должности судьи и растянули этот иммунитет и на неофициальные действия судей, что и было предметом иска) и совершенно не дружил ни с законом, ни со справедливостью, но весьма уважал личные связи с "сильными мира сего".  Данный блог, первый из готовящейся серии предвыборных блогов, посвященных специально этим двум кандидатам, отражает готовность обоих кандидатов следовать требованиям закона по отношению к самим себе - что весьма важно в штате, где судьям позволяется разрешать ходатайства об отводе самих себя и даже наказывать за подачу таких ходатайств лишением адвокатов, подавших такие ходатайства, права работы по специальности.  Комиссия по выборам (Board of Elections) штата Нью-Йорк требует от кандидатов подачи в электронном виде информации о своих финансовых спонсорах, с жестким графиком раскрытия такой информации.  На настоящее время кандидаты должны были подать 5 отчетов.  Из двух кандидатов на должность судьи только один (прокурор Джозеф Макбрайд) подал 1 из 5 требуемых отчетов, его оппонент Клодетт Ньюман не подала ни одного из 5 отчетов.  Просмотр единственного отчета прокурора Макбрайда показывает, что его поддерживают, финансово, многие большие юридические фирмы, имеющие головные офисы в регионе - включая фирмы, представляющие местные социальные службы в оппозиции искам о защите социальных прав, что наводит на большие сомнения в будущей справедливости этого кандидата.  Однако, насчет справедливости его оппонента и сомнений никаких нет.  Ведет она себя весьма нагло, как и всегда себя вела, ни одного из 5 отчетов не подала, какая разница, уверена в своей победе, т.к. заручилась поддержкой главы апелляционной инстанции, происходящей из этих мест, назначение которой на должность главы апелляционного суда 3 апелляционного округа праздновалось в Нью-Йорке как назначение на такую должность первой судьи-лесбиянки, об этой поддержке будут отдельные статьи. Для судьи-лесбиянки как раз под уход на пенсию "хозяина" Ньюман, судьи Дауда и к выдвижению ее кандидатуры на выборы вместо него образовали "цветник", организацию женщин-адвокатов, которые ее несколько раз приглашали для "обмена опытом" и Бог знает еще чего.  Женщин-адвокатов в участии в этом цирке винить трудно - во-первых, еще у всех на слуху лишение меня лицензии за подачу ходатайства об отводе, когда судья сам разрешил это ходатайство, сам возбудил против меня производство о санкциях, сам меня наказал, сам направил дело с санкциями в дисциплинарные инстанции и добился лишения меня лицензии - без какого-либо слушания, только на основании его собственных санкций за обиду его, любимого, ходатайством об отводе. Мне пришлось посетить штат Нью-Йорк этим летом по личным делам, говорила с местными, адвокаты в ужасе от этого прецедента, боятся собственной тени и никаких "опрометчивых" шагов, типа добросовестной работы для клиентов и нормальной оппозиции произволу местной полиции, прокуратуры, соцслужб и судей, происшедших из прокуратуры или соцслужб, не предпринимают. К тому же, платежеспособное население из штата, включая наше сельское графство, бежит, остается только работа по назначению, по назначению назначают судьи, поэтому женщины и собрались в организацию по поддержке "своего" кандидата на пост судьи - авось и работы по назначению перепадет. При этом надо заметить, что в штате Нью-Йорк существует дисциплинарный запрет адвокатам озвучивать "неверные" сведения о судьях и кандидатов в судьи. Учитывая то, что "верность" или "неверность" сведений о судьях не оценивается в исках обиженных кандидатов о клевете, а оценивается исключительно через тайное дисциплинарное производство, где лицензии адвокатов отзываются без соблюдения каких-либо законов или, не дай Бог, Конституции страны или штата, "обиженными" судьями - поэтому участие в таком "обществе" можно расценивать как вынужденную меру по выживанию для женщин-адвокатов. Конечно, если бы это был мужик и он шастал в женскую ассоциацию адвокатов, сразу бы поднялись красные флаги. Но когда судья-лесбиянка туда шастает (вот она, рассказывает с трибуны моей альма-матер, Школы права Олбани, о своем "опыте первой судьи-лесбиянки" будущим своим рабам),
и ее там привечают хлебом-солью с застольями, причем привечают женщины, находящиеся по отношению к этой судье-лесбиянке (Elizabeth Garry) в положении фактических рабов, которых Гэрри может лишить за любое непослушание, любое, репутации, профессии и права зарабатывать на жизнь и обречь на бездомную и голодную жизнь, если нет накоплений - вроде как политнекорректно назвать вещи своими именами, тебя заклеймят как анти-ЛГБТ. Понятно, почему Ньюман поддерживает Del-Chen-O (название местной женской ассоциации адвокатов использует первые буквы или группы букв из названия трех графств, на базе которых организована ассоциация - Delaware, Chenango, Otsego). Но интересно еще посмотреть, поддерживают ли финансово крупные финансовые юрфирмы и Ньюман также, как и Макбрайда -  на всякий случай.  Интереса этого пока удовлетворить не удается, Ньюман отчетов не подала, но буду ждать и, как только появятся - если появятся - буду комментировать. Вот такая предвыборная бухгалтерия. Блог на английском, со всеми ссылками и сканами на тему предвыборной финансовой отчетности - здесь.

Saturday, September 29, 2018

Лицензия на науку, политику и помощь ближнему

Цирк с подтверждением кандидатуры судьи Бретта Кавано на пост судьи Верховного суда США продолжается, и, неожиданным образом, в цирке этом проявилось, насколько профессиональные монополии и профессиональное лицензирование добралось уже и до влияния на политику страны.

1.  Во многих комментариях оппоненты судьи Кавано настаивали, что его нужно лишить лицензии юриста, и тогда его точно снимут с поста федерального апелляционного судьи и не пустят в ВС США - "железный" способ блокировать его кандидатуру.



2.  В дебатах по поводу того, назначать или не назначать дополнительное расследование обвинений против судьи Кавано Федеральным Бюро Расследований США, ключевую роль сыграло выступление корпорации с закрытым списком членов и с иностранным членством - Американской Ассоциации Юристов (American Bar Association, ABA).  Как только ABA выступила за дополнительное расследование, оно было назначено, и Сенат США, и Президент США фактически подчинились мнению ABA.

3.  Неожиданным образом вопрос профессиональных монополий затронул и показания в Сенате доктора психологических наук Кристин Блейзи Форд.

Она упомянула в своих показаниях, что преподает психологию в университете и является психологом-исследователем.

Нашлось издание, тут же усмотревшее в этом заявлении, под присягой, преступление - нарушение присяги.

Почему?  По законам штата Калифорния человек не имеет права даже называть себя "психологом" в любых контекстах, если у него нет лицензии на осуществление диагностики и лечения пациентов.  У д-ра психологических наук Кристин Блейзи Форд, доказывает издание, такой лицензии нет, стало быть, она соврала Сенату (что является преступлением).


Т.е. человек, закончивший университет по специальности "психология", преподающий эту специальность в университете и занимающийся научными исследованиями, на уровне доктора наук, в области психологии, не имеет права назвать себя "психологом".

Так же, как и юрист, получивший степень Juris Doctor, ведущий научные исследования в определенной области права и являющийся экспертом в этой области, не имеет права называть себя "юристом", если у него (нее) нет лицензии на работу в суде для клиентов и консультирование клиентов.

Это бред.

Бред этот выливается также в 

  1. запрет подросткам помогать пожилым людям убирать снег, за деньги или нет - потому что у них  нет лицензий "подрядчиков",
  2. запрет детям и подросткам в жаркую погоду выставлять лимонад для продажи проезжающим автомобилистам, потому что у них нет лицензии точки продажи пищи,
  3. вываливание в помойку хорошей, специально приготовленной для бездомных еды на их глазах, и арест пожилых благотворителей, потому что у благотворительной организации, привезшей еду, нет лицензии точки по продаже еды,
  4. предъявлении уголовных обвинений (это было на прошлой неделе) женщине в Северной Каролине, спасшей 27 животных от урагана Флоренс, за "нелицензированное занятие ветеринарной медициной" - женщина давала больным животным лекарства без ветеринара, в то время как местные ветеринары все сбежали в эвакуацию.  После массовых протестов в социальных сетях у прокуратуры хватило ума отозвать обвинения, но не извиниться перед женщиной, отозвали на основании, что "ресурсы нужно направить на преследование более серьезных преступлений".
Вот в это выливаются профессиональные монополии.

Хотели, как лучше (якобы), а получилось вот так.

Извратили и политику, и науку, и помощь ближним, и уголовное право.

И, насколько я вижу, к тому же активно стремятся в России.


Wednesday, September 19, 2018

Декларация ООН от 1998 г. о защите защитников прав человека - включая правозащитников, политических активистов, адвокатов и "просто людей"

Ввиду вновь и вновь появляющихся постов адвокатов о том, как можно и как нельзя критиковать адвокатуру, и о том, как неправ адвокат Михаил Беньяш, якобы "опустившийся" до уровня "политического активиста" или "правозащитника" (что якобы плохо), привожу текст декларации Организации Объединенных Наций о защите прав защитников прав человека. Вот ссылка на этот документ на сайте ООН. Декларация от 1998 года.

Tuesday, September 18, 2018

(Нерукопожатные) баре протестуют

Меня поправили - я перепутала в блоге двух Борисов Золотухиных - соответственно, приношу Борису Золотухину, чье имя было неподобающе связано с описанными здесь публикациями другого Бориса Золотухина - глубокие и искренние извинения.

Спасибо за поправку!

Что не меняет отвратительной ситуации с "другим" Борисом Золотухиным.

Вот что написал "другой" Борис Золотухин, ныне действующий адвокат и член управления адвокатурой.

===


Криком избы не построишь.

Надеюсь, всем понятна поговорка мудрого русского народа о том, что словами, в отличие от дел, ничего путного не возведешь.

Когда глубоко уважаемый мною Дмитрий Николаевич Талантов предложил мне подписать обращение к коллегам, а затем, прочитав текст документа, долго не раздумывая, стал ее подписантом.

Стал, потому, что цели и задачи, продекларированные в обращении, совпадали с моими мыслями о проблемах корпорации.

И до и после подписания в публикациях на сайте АГ я высказывал свои суждения и о Концепции регулирования рынка юридической помощи, предлагаемой Минюстом РФ и о законопроекте Клишаса и по другим вопросам жизни нашей корпорации, и моя точка зрения существенно отличалась от позиций, которые нам предлагает ФПА.

Мое мнение выслушано коллегами и проанализировано.

Не скрою, приятно, что спустя некоторое время одна из палат в своем заключении на законопроект полностью повторила мое предложение вместо предлагаемого пятилетнего ограничительный срока для перехода в другую палату вновь принятого коллеги дополнить критерии допуска претендента на сдачу экзамена на получение статуса «цензом оседлости».

Подписывая обращение, заранее понимал, что не смогу принимать активное участие в создаваемой группе, поскольку бы это могло повлиять на обязательства перед доверителями.

Смущало меня и то, что учредительное собрание проводится на площадке «Праворуба», поскольку при очень хорошем отношении ко многим участникам этого проекта, у меня возможно субъективное, но негативное восприятие способов существования сего виртуального сообщества.


О том, что мне неприятно, что моя подпись находится рядом с подписью упомянутого субъекта, сразу же высказал Дмитрию Николаевичу, но повлиять на то, что уже случилось, естественно, не мог.

Итак, «Инициатива-18» создана и начала свою деятельность, как было продекларировано, деятельность в интересах защиты права адвокатов, поскольку в этом направлении недорабатывает ФПА.

В общем то, я считал, что созданное объединение, объявив свои цели, подвигнет руководство ФПА несколько по другому взглянуть и на свои цели и задачи и на реальные проблемы сообщества.

Более того, думал, что критикуя ФПА, «Инициатива-18» будет искать общие точки соприкосновения, и будет выходить на диалог с Советом ФПА для выработки консолидированных позиций.

То есть главную задачу «Инициативы-18» видел не в разобщении, а консолидации сообщества.

И ставлю в заслугу Дмитрию Николаевичу то, что довольно быстро создание «Инициативы» несколько изменило работу Федеральной палаты.

Возможно, это мое субъективное мнение, но ФПА стала быстрее реагировать на возникающие в сообществе проблемы и несколько изменила приоритеты в сторону понимания проблем рядовых адвокатов.

Хотя, опять же, с моей точки зрения, оставались и остаются проблемными вопросы об упорстве руководства ФПА в своем видении будущего адвокатуры.

Но, дорогу осилит идущий.  Вот только куда ведет это дорога?

К консолидации и выработки совместных позиций, или к расколу корпорации на непримиримые лагеря?

Рупором «Инициативы-18», поправьте меня, если я не прав, является одноименная Facebook-группа.

И то, что приходится читать там, не просто вызывает недоумение, а шокирует.

Один из подписантов обращения, несостоявшийся адвокат с приостановленным статусом делает несколько публикаций, в которых обвиняет Генри Марковича Резника во всех «смертных» грехах адвокатуры, а активисты «Праворуба», разного рода фрилансеры и эксперты правозащиты ему усиленно поддакивают.

Эти же самые праворубцы там же в группе называют часть адвокатского сообщества «гнилью» и «мразью».

Причем «гнилью» и «мразью», с их точки зрения являются члены квалификационных комиссий и палат субъектов.

То есть, Дмитрий Николаевич и Вы, и я, да почти половина из подписантов «Инициативы», являясь членами выборных органов сообщества, в глазах некоторых участников группы – отбросы адвокатского сообщества.

Однако, ведь не поэтому наши коллеги доверили нам, проголосовав на конференциях?

Оскорбляя адвокатов, входящие в выборные органы сообщества, будущие потенциальные (в случае реализации Концепции) коллеги фактически оскорбляют и тех адвокатов, кто выбирал этих коллег.

Причем такие публикации и обвинения в адрес корпорации публикуются в группе ежедневно.

Создается обоснованное впечатление, что не стремление улучшения положения адвокатуры, а оголтелое опорочивание адвокатуры является главной целью отдельных участников сообщества «Инициатива-18».

Причем это не критика, преследующая благие цели улучшения, а просто хай, да к тому же направленный на раскол сообщества.

Более того, при этом я не вижу никаких действий, направленных на диалог, хотя, как мне представляется, со стороны ФПА именно такие шаги предпринимались.

При этом правление сообщества никак не реагирует на сложившуюся ситуацию.

Поскольку я являюсь подписантом обращения, мое имя в той или иной степени, ассоциируется с «Инициативой», а значит и с указанными выше ее «активистами».

Однако, я не хочу, чтобы меня ассоциировали с неадекватами, порочащими корпорацию.

В связи с этим я отзываю свою подпись под обращением о создании «Инициативой-18».

Понимаю, что мой шаг не более, чем декларативный, и не может повлиять на, что уже создано.


Но зная, что руководит «Инициативой» достойный коллега и не менее достойные коллеги входят как в ее правление, так и само сообщество, надеюсь, что мой поступок станет толчком для определения того, какой дорогой пойдут коллеги – путем согласия с неадекватами, оскорбляющими сообщество, или вернутся к целям, которые продекларированы при создании."


Что можно сказать о подобным выплеске.

Первое - у человека наболело.  Что самое интересное - это время размещения Борисом Золотухиным сего выплеска.

На следующий день после статьи Бориса Золотухина в "Адвокатской газете" о действиях избитого полицией и посаженного за это адвоката Михаила Беньяша.

В своей статье Борис Золотухин "выразил мнение", что " я не знаю, дьявол ли бывший адвокат Навальный, но уж точно не пророк".  Речь, опять же, была о том, правомерно ли был задержан, избит и посажен на 14 суток судом, не допустившим экспертизы, свидетелей и документальных доказательств правоты Михаила Беньяша - а не о том, пророк или дьявол Алексей Навальный.

Далее Борис Золотухин ссылается на публикацию Михаила Беньяша предположительно 5 сентября 2018 года на Фейсбуке, ссылка ведет вот к этому посту от 6 сентября (адвокат Золотухин невнимателен):



Сразу можно сказать, что суд не нашел в этом посте ничего противозаконного, а поэтому и обсуждать его Золотухину было нечего.  Но он решил все же обсудить.

"Именно по факту публикации от 5 сентября этого года на него возбуждается дело об административном правонарушении по ст. 20.2 КоАП РФ, по которому полицией ведутся его поисковые действия с целью опроса, закончившиеся его задержанием и доставлением в ОВД. "

Если "поисковые действия с целью опроса" ведутся на незаконном основании, то и "задержание и доставление в ОВД" тоже незаконно.

Более того, адвоката можно "задержать" только по постановлению суда - которого не было.  Адвокату Борису Золотухин этого момента не упоминает.

Далее Борис Золотухин приводит - без ссылок и без публикации документальных свидетельств - следующую клеветническую информацию о Михаиле Беньяше:

"(Примечательно, что Беньяш – широко известная личность в узких кругах сторонников Навального в городе. Осенью прошлого года, призывая людей на аналогичную акцию гражданского неповиновения, он давал рекомендации совершать действия, способные, с его точки зрения, впоследствии доказать незаконность действий полиции. Он призывал потенциальных участников митинга при задержании и доставлении в ОВД вскрывать себе вены и разбрызгивать кровь вокруг, в том числе на протоколы.) "

Даже если допустить, что это было правдой - хотя документальных свидетельств приведено не было - возникает опять же вопрос, какая связь между тем, что было осенью прошлого года и избиением Михаила Беньяша в сентябре этого года (избиение по счету второе, до этого было избиение в суде в мае 2018 года при попытке оказать помощь доверителю в здании суда).  

Адвокат Борис Золотухин никакой правовой связи не установил, а чешет как … непрофессионал.  

Раз Беньяш "известен в узких (заметим - Т.Н.) кругах сторонников Навального", раз он якобы призывал к чему-то плохому в прошлом году, значит, в этом году ему нельзя ходить по улицам рядом с местом предположительного проведения митинга, и похищение его и избиение людьми в штатском вполне им заслужено.

Интересна практически ничем не завуалированная угроза в выступлении Золотухина в "Адвокатской газете" относительно поста Беньяша - поста, который суд уже отказался признать незаконным:

"Надеюсь, сторонников того, что указанные выше действия коллеги имеют что-то общее с оказанием юридической помощи, среди читателей сайта нет. Или есть адвокаты, считающие, что рекомендация участвовать в несанкционированном митинге является юридической консультацией?"

Так и чувствуешь двустволку под ребра - "или есть адвокаты, считающие по-другому"?  

Ну-кося, подавай сюда свой статус, адвокат, считающий, что другой адвокат имеет право публично сказать, что "Статью 31 Конституции России никто не отменял".  

Потому как, на основании практики ЕСПЧ по этому вопросу, регулирование права на свободу собраний имеет уведомительный, а не разрешительный характер.  

И если власти отказываются разрешать проведение собрание - по вопросу всероссийской публичной важности, фактической отмены пенсий - этот отказ законным не является, и да, незаконным отказом на проведение митинга можно пренебречь.  

Вот ведь крамольник какой Беньяш, вещает о Конституции России и подразумевает практику ЕСПЧ.

Вот Золотухин описывает, как "задерживали" Михаила Беньяша:

"Через небольшой промежуток времени его вместе с попутчицей в рамках ранее возбужденного дела об административном правонарушении задерживают и с применением насилия доставляют в ОВД. 


Он при этом поясняет, что шел с доверительницей на митинг для оказания юридической помощи ей и другим возможным задержанным и у него с попутчицей есть соглашение."

И вот как Золотухин характеризует действия адвоката Беньяша, его намерение оказывать юридическую помощь в этом случае - как он ее оказывал в мае на акции #оннамнецарь, за что был избит в здании суда.

"
Уважаемый мною Владислав Лапинский в полемике коллег на Facebook, анализируя эту ситуацию, сослался на исторические традиции присяжной адвокатуры и привел примеры выхода на митинги для защиты задержанных Керенского и других присяжных поверенных, указав, что такая деятельность является работой защитника. Я соглашался с ним до тех пор, пока не узнал о призывах Беньяша выходить на неразрешенный митинг (шествие). 

Такие призывы может делать политический активист, ну, правозащитник, но не адвокат. К какой разновидности нашей работы мы можем отнести эти действия? К консультированию, как это указала подполковник полиции Нечаева? Убежден, что нет желающих утверждать, что это адвокатская деятельность. Об этичности этих призывов рассуждать не хочу, так как очевидно, что к профессиональной адвокатской деятельности они не имеют никакого отношения.
А ведь именно за эти действия он задержан. "

Еще раз - суд отказался признать незаконность публикации Михаила Беньяша, поэтому "задержание с применением насилия" было незаконным, а публикация - наоборот, законной.

И личное отношение адвоката Бориса Золотухина квалификации судом публикации Михаила Беньяша как законной не меняет.

А Золотухин и здесь угрожает адвокатам, чтобы не смели поддерживать Беньяша - и, не дай Бог, сами оказывать подобную же помощь на "несанкционированных" митингах - потому как Золотухин, как член Совета палаты, быстренько их "урезонит" лишением статуса.

Согласуется ли с КПЭА занятие адвокатом (и членом Совета адвокатской палаты) позиции обвинения в конкретном деле?

Как это сделал Золотухин:

"Имел ли Михаил Беньяш собственную выгоду при заключении соглашений на защиту потенциальных подзащитных? Как политический активист, имел. И призывал как можно больше людей выйти на акцию гражданского неповиновения, а тем самым способствовал появлению большего числа задержанных, то есть своих потенциальных доверителей. "

Во-первых, не призывал.

Во-вторых, пост Беньяша судом был признан законным.

В-третьих, если пост был законный, то постановление о задержании Беньяша было незаконным.  Золотухин вообще профессиональный адвокат?  Или человек, напрочь лишенный даже элементарной логики, не то что профессионализма юриста?

Вслед за адвокатом Сталиной Гуревич, совершенно очевидно, что Золотухин активно готовит позицию для дисциплинарного дела против Беньяша и "подготавливает общественное мнение" к возможному лишению Беньяша адвокатского статуса.

И - через КПЭА - Золотухин посылает сигнал прокуратуре, как можно обосновать то, что Беньяш адвокатом во время задержания не являлся и что его письменное соглашение с Ириной Бархатовой законной силы не имеет ввиду "конфликта интереса" Беньяша - "личного интереса" и его и его доверителей взаимных статусов как "свидетелей" друг против друга.

Далее Золотухин хвалит "взвешенную позицию" ФПА - то есть заявление Пилипенко, через 3 дня после избиения и задержания Беньяша, когда адвокатское сообщество уже вовсю бурлило, собирало сотни подписей под петициями, собирало средства на защиту Беньяша и выезжало к нему на место, что "позиция обвинения небезупречно", а также заявление Резника, поднаторевшего в практике ЕСПЧ, что позиция суда "дефектна" - вот эта трусливая позиция, оказывается, является "взвешенной".

А далее следует совершеннейший фонтан бесстыдства.

Золотухин пишет следующее:

"А вот в ином предполагаемом мною последствии его действий, думаю, имею право укорить. Беньяш и как адвокат, и как политический деятель знает и законодательство, и судебную практику по несанкционированным акциям гражданского неповиновения. Провоцируя людей на участие в таких акциях и сам участвуя в них, он прекрасно знал последствия задержаний. Знал он и результаты обжалования вынесенных по таким делам постановлений. Тем не менее сделал то, что сделал. В более чем вероятном случае оставления постановлений суда в отношении него без изменения резонанс в СМИ по его задержанию создаст у наших правоохранителей представление о том, что адвокатов можно и нужно задерживать без последствий для себя. "


Адвокат доказывает, что другой адвокат, оказывается, виноват уже в том, что он должен предусмотреть НЕЗАКОННЫЕ задержания и НЕЗАКОННЫЕ решения судов, оставленные в силе НЕЗАКОННЫМИ решениями апелляционных судов.

И раз адвокат мог предсказать это коллективное беззаконие, то и протестовать против такого беззакония права не имел и не имел права давать консультацию гражданам о том, что такое - возможное - поведение государственных чиновников будет незаконно.

Более того, Золотухин договорился до того, что адвокат, советующий своим доверителям следовать Конституции и решениям ЕСПЧ, даже ввиду непринятия и того, и другого полицией, следствием, прокуратурой и судами подставит под удар других адвокатов, потому что - при помощи прессы - действия Беньяша якобы "создадут у наших правоохранителей представление о том, что адвокатов можно и нужно задерживать без последствия для себя".

Беньяш виноват - по Золотухину - в том, что из-за него начнутся репрессии против адвокатов.

И это еще один намек на то, что на Беньяша может уже готовиться дисциплинарное дело. 

После этого Золотухин имеет наглость упомянуть, что вообще-то он двумя руками "за" защиту Михаила Беньяша и за то, чтобы постановления в его адрес были признаны незаконными, но завершает Золотухин свой опус оглушительной оплеухой самому себе и своей "корпорации", которая со всех крыш провозглашает себя как "институт гражданского общества".

"И давайте определяться: либо мы оказываем юридическую помощь гражданам, в ней нуждающимся, в рамках правового поля, либо мы «консультируем» их о том, что не все наши законы соответствуют Конституции, и призываем их бороться за свои права. Но в последнем случае – мы не адвокатура, а политическая партия. "

Великолепный поворот - 

профессиональный адвокат, член управления адвокатской "корпорацией" противопоставляет:

адвоката - и - правозащитника (то есть, корпорация представляет себя "институтом гражданского общества", осуществляющей защитой прав, но "правозащитную" деятельность противопоставляет адвокатской и считает ругательством);

оказание юридической помощи гражданам "в рамках правового поля" - и - консультации о соответствии законов Конституции и о борьбе за свои права.

В свете этого позорного опуса опубликованное на следующий день после этой статьи заявление Бориса Золотухина в Инициативе-2018 (см. выше) приобретает дополнительную, скажем так, текстуру.


Теперь Золотухин уже:

1.  жалуется, что Инициатива-2018 толкает к "расколу сообщества" - того сообщества, которое "объединяет" трусов и бывших прокуроров, пинающих избитого товарища ногами ("влетел - значит, лох" - Даниил Берман, Ольга Власова, Сталина Гуревич) с сотнями адвокатов, оказывающих Михаилу Беньяшу реальную помощь и объединяющимся в его поддержку,

2.  жалуется, как капризная институтка, что его подпись появилась в обращении Инициативы рядом с подписью "субъекта" - Золотухин трусит (из-за законов о клевете) назвать имя Романа Мельниченко, доцента, кандидата юридических наук, профессионального исследователя адвокатуры,

3.  жалуется, что в "Инициативе" "терпят" "неадекватов" и "активистов", устраивающих "хай", ведущий к расколу того, что никогда не было склеено, 

4.  Жалуется на то, что Мельниченко посмел критиковать Резника, и что "разного рода фрилансеры и эксперты правозащиты" с критикой Мельниченко соглашаются.  Я так понимаю, что Резник для Золотухин - священная корову, которую критиковать ни в коем случае нельзя.

5. Жалуется, что критика в фейсбучной группе "Инициативы" "не такая, а такая": 

"Причем это не критика, преследующая благие цели улучшения, а просто хай, да к тому же направленный на раскол сообщества."

Где-то это уже было - ах, да, Андрей Сучков (ФПА):

"И здесь, отвлекаясь от этого конкретного случая, хотелось бы добавить, что критика бывает разная: одна – с целью улучшить объект внимания, другая – совсем наоборот. Для адвокатуры судебная процедура и судебная система, которая ее реализует, – место постоянной деятельности, используя термины трудового права – «место работы». Мы все должны быть заинтересованы в том, чтобы это место работы было для нас комфортным, чтобы оно давало нам возможность максимально проявлять свое профессиональное мастерство. Поэтому мы просто обречены возделывать это поле, постоянно заботиться о нем и улучшать его. А не камнями его забрасывать. "

"Старшим виднее", кого, когда и как можно и нужно (или нельзя и не нужно) критиковать.  Потому как адвокаты "обречены возделывать это поле, постоянно заботиться о нем и улучшать его.  А не камнями его забрасывать".

Поэтому критика, которая указывает, что адвокатура в нынешнем ее состоянии существовать не должна - нехорошие люди, и их критика - просто "хай".  Как сказал это ругательное слово - так и думать можно перестать о предмете этой самой критики.

6. Золотухин прозрачно намекает, какой "курс действий" "ожидается" от Инициативы, чтобы Золотухин (и ФПА) его одобрили:

"очистить ряды" от "порочащих" светлое звание строителя коммунизма (зачеркнуть) адвокатуру.

То есть, нужно очистить Инициативу - и адвокатуру - от таких, как Беньяш и оставить таких, как Золотухин, Берман, Гуревич и Власова.

А говорят - отделять зерна от плевел хорошо.


И если кто-то и порочит высокое звание адвоката (что то же самое, что правозащитник), так это трусы и подлецы типа Бориса Золотухина.

Повторю - трусы и подлецы.  

Почему я так считаю - перечитайте статью Золотухина и ее многочисленные подтексты и плохо завуалированные призывы, и его заявление на следующий день в Инициативе.


А то, что представители адвокатской бюрократии обозлились на исследователей адвокатуры - это же хорошо.

Значит, результаты исследований и критика "корпорации" доходят до адвокатов, а адвокаты начинают задавать вопросы о природе устройства мира (адвокатуры).

Так что Бориса Золотухина ждет разочарование - запрещай-не запрещай, призывай к чистоте рядов - не призывай, а информация в массы таки просочится. 

Давить критику - вещь контрпродуктивная.

Потому как может вызвать "эффект резиновой стены".

Надеюсь, что Борис Золотухин читал про такую.

И последний вопрос - на засыпку.

Если адвокатура - институт гражданского (нашего с Вами) общества, то почему критиков этого института - "не-адвокатов" Золотухин считает "не нашими" и подлежащими удалению из разнообразных групп?

Может, "не наши" - это другие люди?