Wednesday, May 1, 2019

Перевод статистического анкетирования и исследовния проблем сельской юридической практики штата Нью-Йорк

Оригинал исследования здесь.

Перевод здесь.

Анализ исследования готовится и будет опубликован отдельными статьями.

Интересно сравнить описание нищенства сельских юристов и их клиентов в сельских глубинках штата Нью-Йорк с подобными же описаниями в недавней справке ФПА.

Надеюсь, после прочтения этой статьи у российских адвокатов послетает флёр от общения с юристами из богатых американских юридических фирм США.

Юридическая монополия в США была захвачена под миссией якобы помощи неимущему населению в доступе к правосудию.

Исследование приводит факты - ровно 3% юристов штата Нью-Йорк обслуживает бедных в сельских районах, которых в огромном штате Нью-Йорк большинство, и те юристы "едят много спагетти" и "балансируют на грани нищеты", не говоря уже об их клиентах.

Tuesday, April 30, 2019

17 центов в час, Карл - нет, юристам не стыдно

На фоне нарастающей драки на рынке юридических услуг за раздел рынков - национальных и международных, трансграничных - и последних, вполне бешеных, усилий различных группировок в захвате этого рынка и мифологизации собственной деятельности как самой квалифицированных и единственно возможных поставщиков юридических услуг, пресловутый Васька - технологии, о влиянии которых на распад "традиционных" профессий уже давно говорили ученые, экономисты и юристы - все подкрадывается и подкрадывается и все подталкивает и подталкивает юридическую профессию в том виде, в каком она сейчас существует, к уже зияющей могиле.

Причем во многом юристы сами себя подталкивают к этой смерти - желая обойти конкурентов.

И, не отдавая себе отчет, что творят, через рекламу ИИ и ее применения в юридической профессии раскрывают весь цинизм юридической монополии.

Представляю Вам ИИ ROSS.

ROSS рекламируется как практически полный - и более эффективный - заменитель юриста на предварительной стадии работы над делом, и даже на определенных стадиях судопроизводства.

ROSS, судя по рекламе, уже сейчас принимает вопросы "обычным языком", а не на языке юридических терминов (что делает возможным его применение для широкой публики, а не только для юристов), молниеносно анализирует все имеющиеся в стране и за рубежом юридические базы данных и выплевывает результат.

Рекламируется ROSS, естественно, как инструмент достижения преимущества над другими юристами - в эффективности и быстроте работы.

Однако, сам факт того, что создатели ROSS БОЯТСЯ продавать программу более широкой публике - продают ее только и исключительно лицензированным юристам - практически кричит о том, что юридическая (адвокатская) монополия является ничем другим, как мошеннической ширмой захвата рынка.

Согласитесь, никому не придет в голову лицензировать деятельность железки.

А ИИ ROSS как раз-таки и выполняет ту самую работу, которую регулятор американской юридической профессии, американские суды, считают требующей СУЖДЕНИЯ юриста, а потому недоступной никому другому, как не просто дипломированным юристам, но еще и дипломированным юристам с разрешением на практику от судов, юристов "на хорошем счету" у судов с точки зрения их профессиональных И МОРАЛЬНЫХ качеств - к последним в первую очередь относится умение молчать при виде произвола регулятора и регулятора (суды) ни в коем случае не критиковать.

Трудно ожидать того же от железного болвана.

Так что, ROSS работает не только 
  • так же, как и юрист, используя свое автоматическое "СУЖДЕНИЕ" для отбора и анализа законов и судебных решений по запросу естественным языком, не только 
  • быстрее и лучше, чем юрист-человек (это активно рекламируется как приобретение конкурентного преимущества над другими юристами - а уж о большинстве участников судебных процессов, простых граждан США, которым оплата юриста не по карману, уже и говорить нечего), но и
  • не обременен "обязательством", взамен на работу своих бегающих шариков - или что там у него бегает - льстить, заискивать и сохранять веру народа в честность регулятора - что подтверждается уже не только статьями, но и монографиями американских правоведов, судейства, подарившего себе иммунитет к искам о коррупции и принимающего взятки деньгами (в избирательных кампаниях) и натурой (в поездках и фуршетах/"семинарах") от регулируемой профессии
Судейство регулировать железку не может в силу своей некомпетентности в отношении железок.

Представьте себе потенциал этой "железки", уже на настоящее время.

Все причитания судов, включая ВС США, о сугубой загруженности - как предлог отказа от рассмотрения большинства дел о нарушении гражданских прав небогатых граждан - отпадают.  

Железный далеко-не-болван мигом прошерстит все базы, выложит анализ и подскажет, на основании имеющихся законов, решение ВСЕХ подаваемых исков и петиций, причем молниеносно.

Представьте себе экономию средств для налогоплательщиков.

Представьте себе, что налогоплательщики могут решить просто-таки купить коллективную лицензию у ROSS - или подобной ему фирмы, сейчас программы ИИ расплодились и ROSS на рынке юридических исследований не единственный.

И готовиться к судам сами.

Зашел в библиотеку, в кабинку такого "железного болвана", задал вопрос, есть ли у твоей предполагаемой жалобы исковые перспективы, получил ответ - и идешь (подготовленный) в суд или не идешь, если перспектив нет.

Всем экономия - времени, денег, нервов.

Кроме, конечно, монополистов.

Юридическая монополия в США заперла для большинства населения США доступ к правосудию, обрекая их на "выбор" - либо банкротство из-за счетов юристу, либо представляй себя в суде сам, пытаясь выжить, лавируя в специально созданном юристами лабиринтом невозможно сложного юридического языка, который твой более подкованный финансово противник с легкостью преодолевает с помощью юриста и теперь еще и ИИ, доступной только для клиентов, представленных юристами.

Об элитарности доступа к правосудию уже заговорили американские ученые-правоведы - правда, опять, скромно потупив глазки, не упоминая истинную причину кризиса, монополию юристов - никто же не будет рубить сук, на котором сидит.

Однако, цена этой монополии и этого кризиса с наступлением ИИ на рынок юридических услуг представляется все более и более циничной.

Представляю Вам цену молниеносного эффективного искусственного юриста (доступного на настоящее время только клиентам, представленным юристами, и без того привилегированными и имеющими преимущество перед большинством участником судебных процессов, представляющих себя pro se) - ROSS.


Расписываются и рекламируются услуги ROSS'а таким образом:

  • "Индивидуальная лицензия на одного пользователя.
  • поиск с помощью естественного языка - сэкономьте время, задавая вопросы о праве естественным языком
  • факты и ходатайства - найдите наилучшие прецеденты, наиболее близкие к Вашему собственному
  • найдите подобный же язык - выделите текст, чтобы найти другие прецеденты с подобным языком, чтобы усилить свою позицию
  • Нет скрытых тарифов - мы верим в ясную и открытую ценовую политику, без скрытых тарифов за использование сверх положенного
  • анализатор документов - проверьте, отменяли ли и подвергали ли сомнению правовую позицию любого юридического документа
  • Отношение к прецедентам - быстро найдите отмененные прецеденты и прецеденты, подвергнутые критике
То есть, вся предварительная работа юриста - та, за которую юрист взимает НАИБОЛЬШИЕ гонорары - раскатывая до невозможности "часы к оплате", от 200 долларов и до 2000 В ЧАС - за все за это, за мгновенного юриста у тебя на компьютере - 125 долларов в МЕСЯЦ.

Представляете золотое дно?

Болван сделал тебе работу за 5 за 1 цент - ты предъявляешь клиенту счет на несколько часов по цене 200-300 долларов в час.

Плохо ли?

Еще раз.  Реальная цена ХОРОШЕГО, лучше-чем-человек, эффективнее и быстрее, чем человек, юриста для американской публики УЖЕ СЕЙЧАС, при сегодняшнем состоянии технологий, просто если продажи подписки на ROSS будут разрешены для широкой публики, а не только для лицензированных юристов - о чем нужно напомнить ROSS при помощи Федеральной антимонопольной комиссии - 

125 долларов В МЕСЯЦ.

4 доллара 16 центов В ДЕНЬ.

17 центов В ЧАС.

Публика, бьющаяся В ОТЧАЯНИИ - настоящем человеческом отчаянии - по форумам, чтобы попытаться уловить хоть крупинку знаний для предстоящего судебного процесса, где человек может лишиться - ребенка, дома, работы - самый разбеднейший участник процесса может себе позволить заплатить 17 центов в час за консультацию супер-юриста перед судебным заседанием.

Налогоплательщики запросто могут себе позволить коллективную лицензию для предоставления этих услуг всем американцам - бесплатно или, скажем, с небольшой наценкой, так что налогоплательщики будут не только не в накладе, а еще и получат доход от помощи, реальной помощи, мгновенной помощи, населению в разрешении только усугубляющегося кризиса доступа к правосудию.

17 центов, Карл.

Нет, юридической профессии не стыдно - что она вызвала своей монополией кризис правосудия и что она продолжает удерживать монополию всеми силами, всеми неправдами, потому что правды здесь никакой нет.м

Юридическая профессия продолжает обкрадывать населения, пугая создателей ROSS возможностью уголовного преследования за возможную продажу "железного болвана" широкой публике, не-юристам.

Рекламируется ROSS только и исключительно для юристов.

17 центов в час Карл.  

Цена монополии юристсов.

Цена пропасти правосудия.

Альтернатива почасовым ставкам юристов, зашкаливающих за 200 долларов как минимум и давно достигших заоблачных максимумов - свыше 1500 долларов в час у некоторых партнеров крупных юридических фирм.

Напомню, что монополию юристы вводили под предлогом помощи бедным.

17 центов в час, Карл.

Нет, им не стыдно.



Saturday, April 27, 2019

Дурят вашего брата - профессор Гололобов забавляется дезинформациями российского юридического сообщества о дисциплинарной практике юристов США

Вот текст, мимо которого я не могла пройти, несмотря на болезнь.

Английский профессор русского происхождения Дмитрий Гололобов продолжает окучиать российскую публику и рекламировать американский вариант абсолютной адвокатской монополии, пользуясь тем, что российские адвокаты

  • заняты выживанием,
  • наукой в основном не интересуются,
  • английским языком в основном - в объеме, необходимом для чтения и понимания нюансов профессиональных текстов - не владеют.
А поэтому их можно иметь в хвост и в гриву, для целей личного пиара и для продвижения той самой идеи адвокатской монополии - которой в Великобритании никогда не было, да и от ее облегченной модели страна начала отказываться еще до того, как ограниченная монополия на представительство в уголовном суде была протащена в России, с помощью Американской ассоциации юристов и финансирования американского правительства - читайте перевод статьи американской судьи, руководительницы проекта переделки мира и юридической профессии по сноске справа вверху блога.

На вранье я Гололобова начала ловить еще 2 года назад, 


И вот опять этот чудо-профессор начал живо компостировать мозги российскому юридическому сообществу, щеголяя ссылками на американские источники, в которых он специалистом отнюдь не является.

Вот его текст - вызвавший, кстати. восхищение у многих российских юристов и адвокатов. желающих принять его за образец юридического анализа, за образец для подражания.

Привожу его текст полностью.  Разбила его на отдельныые предложения-параграфы для облегчения чтения и восприятия.

==

Dmitry Gololobov to Инициатива 2018
Наверное, я вас сильно удивлю, если скажу, что мне откровенно плевать на мнение Генри Резника, как и на мнение любого иного адвокатского бонзы или «авторитетного» адвоката, если он не обоснует ничем свое мнение, а считает, что благодаря его «авторитету» ему просто должны верить «на слово». 
Верить «на слово» могут только католики Папе Римскому, да и то, когда он произносит заявления Ex Cathedra. 
В остальных случаях, Европейскому суду, Верховным судам Британии и США, любому наиавторитетнейшему судье или академику можно верить только тогда, когда его заявления надлежащим образом обоснованно и его аргументы можно проверить и, если необходимо, оспорить. 
Но вернемся к нашим адвокатским баранам, а, вернее, к вопросу: «А может ли адвокат подать заявление на своего коллегу вы полицию или иной уполномоченный государственный орган, если считает, что он совершил преступление?»

Следует иметь в виду, что еще до появления любых современных «писанных» правил поведения профессиональных юристов, аж в 1908 году American Bar Association были приняты Canons of Professional Ethics (первый кодекс поведения адвокатов). 

Canon 29 был озаглавлен «Поддержание авторитета профессии» (сейчас некоторых очень сильно бомбанет). 

Ну так вот, в этом Canon было написано следующее:
«Юристы должны раскрывать без какого-либо страха или предубеждения перед соответствующим трибуналом (органом) коррумпированное или бесчестное поведение своих коллег по профессии и должны без всякого сомнения принимать назначения в отношении своего коллеги по профессии, который бесчестен в отношении своего клиента». 

При этом, имеется известное прецедентное дело In re Himmel, 125 III. 2d 531, 533 N.E.2d 790 (1988), где юрист был наказан за несообщение о профессиональном нарушении коллеги. 

Потом это все «выродилось» в современное правило, содержащиеся в Model Rules of Professional Conduct, Rule 8.3: Reporting Professional Misconduct: «Юрист, который знает, что другой юрист совершил нарушение правил профессионального поведения, которое поднимает существенный вопрос о честности и доверии этому юристу и ли его возможности осуществлять профессиональную деятельность, должен немедленно проинформировать об этом профессиональный регулятор». 

Из всего этого следует, что, во-первых, юрист просто обязан информировать об известных ему нарушениях, имеющих место в «профессии» и, во-вторых, никакие профессиональные правила, кодексы и регуляторы не регулируют поведение юриста в сфере применения общих для всех норм поведения, включая сообщение о преступлениях в уполномоченные органы. 

Юристы должно информировать о них полицию, как все остальные граждане. 

При этом, в США существует еще известное всем конкретное дисциплинарное правило Disciplinary Rule I-103(A), которое указывало: «Юрист, который обладает не защищенной профессиональной привилегией информацией, [касающейся преступлений и правонарушений] должен информировать об этом соответствующий трибунал или власти, которые обладают возможностями для проведения соответствующего расследования» , что прямо подтверждает вышеизложенное. 

Подробно подобные позиции «расшифровывались» уже в разъяснениях адвокатских органов отдельных штатов. 

Например, в New York State Bar Opinion было сказано: «Юрист всегда имеет право и возможность сообщить о наличии доказательств, которые подтверждают наличие незаконного или непрофессионального поведения другого юриста, если подобная информация не защищена профессиональной конфиденциальностью. Юристу нет необходимости иметь прямые доказательства наличия незаконного или непрофессионального поведения, наличие должного убеждения или просто подозрения достаточно для направления сообщения.» 

Что же касается британских юристов, то вопрос о том, что они имеют безусловное право сообщать о любом преступлении, полиции вообще не встает. 

SRA (профессиональны регулятор) занимается только профессиональными нарушениями, о которых юрист просто обязан сообщать под угрозой дисциплинарной ответственности. 

Согласно существующему правилу (Outcome 10.4) юридическая фирма должна «сообщит профессиональному регулятору о любом нарушении профессиональных правил, допущенных фирмой или юристом, авторизованных регулятором (SRA).» 

Сделать это можно в любое время и совершенно конфиденциально вот здесь: https://www.sra.org.uk/…/solic…/other-solicitor-results.page

Более того, Outcome 10.7 of the SRA Code of Conduct недвусмысленно говорит, что «никто не должен препятствовать в предоставлении информации о нарушении регулирующему органу или омбудсмену».

При этом, в относительно недавнем решении Solicitors Regulation Authority v Sharma [2010] EWHC 2022 специально указывалось на особую опасность правонарушений солиситоров, связанных с нечестностью и обманом. 
Но это все касается сугубо «профессиональных нарушений», а свободное сообщение информации о преступлениях, в частности – в процессе работы, вообще гарантируется Public Interest Disclosure Act 1998 и ни какие профессиональные ассоциации не имеют тут право голоса вообще, поскольку вообще могут быть наказаны на «препятствование осуществлению правосудия» и «оказание давления на свидетелей.» 
Если же посмотреть на то, что писали международные объединения юристов, то следует отметить, что вопросы дисциплинарного производства и наказаний они вообще отдавали на «откуп» национальным объединениям юристам и национальным правилам профессионального поведения. 
Однако, Guide for Establishing and Maintaining Complaints and Discipline Procedures (IBA, 2007) «Руководство для организации и поддержания процедуры рассмотрения дисциплинарных жалоб» (Международная Ассоциация Юристов, 2007) прямо указывает, что в полномочия национальных ассоциаций входят исключительно «профессиональные нарушения», а про преступления нет ни слова. 
Причем любое лицо или организация может свободно жаловаться без оплаты расходов (параграф 4). 
Таким образом, с точки зрения законов и практики ведущих юрисдикций и международных адвокатских объединений, все что сейчас предпринимается ФПА с неким участием «болота» и соучастием руководства отдельных палат, а осеняется «высокоуважаемыми сединами» господина Резника, иначе чем «организованная травля» людей, которые прямо выполняют свои гражданские обязанности, называться просто не может. 
А за это потом будет не только стыдно, но и отвечать придется. Куда тут уж до «рукопожатности».

==
Такие тексты опасны тем, что в них используется метод "серой пропаганды".

Это некий пропагандистский бутерброд, подмешивающий в весьма привлекательную правду изрядную долю неправды, которая предлагается целевой аудитории для заглатывания вместе с правдой.

Правдой в данном опусе являются ссылки на источники.  Такие источники существуют.  Перевод верен.

Правдой в данном опусе также являются правовые выводы о том, что права адвокатов как граждан для обращения в органы государственной власти о совершении преступлений не должны ограничиваться никакими "этическими правилами" или профессиональными объединениями.

Неправдой же является представление Гололобовым американских "профессиональных стандартов" ААЮ, в частности, от 1908 года, когда ААЮ еще не имела абсолютной монополии на рынке юридических услуг США и только пыталась ее насадить - с помощью тех самых заявлений об "этических стандартах" (то, что ААЮ пытается сделать сейчас по всему миру, включая Россию, для "трансплантации" своей монополии в глобальном масштабе для облегчения работы своим юристам и их клиентам) - в качестве чистой монеты, как примера для подражания.

Адвокатов российских сейчас окучивают самые разные пророки-эксперты, обучающие их, "как надо" (в основном, для того, чтобы перестроить юридический рынок и его регулирование "под себя"):

  • И ФПА, построившая первую ступень американской модели абсолютной адвокатской монополии и пытающаяся расширить ее до абсолютной монополии - все по американским калькам - но проворовавшаяся и дискредитировавшая себя, а посему продвижение абсолютной монополии именно с помощью ФПА и ее лоббиста Минюста пока застопорилось.
  • И ААЮ, при поддержке правительства США, разочаровавшись в способностях ФПА, начала плодить новых "деток" - "Пражский клуб", который, в свою очередь, поддерживает "Инициативу-2018", "Команду 29", "Голос адвоката", и спонсировал недавнюю конференцию о "Демократизации адвокатуры как веления времени",
  • И крупные консалтинговые фирмы Европы - такие, как Price Waterhouse, заманивающие адвокатов на семинары по "legal tech", 
  • и отдельные американские юридические фирмы-гиганты типа Latham Watkins, читающие российским адвокатам проповеди, как заниматься pro bono.

И английский профессор Гололобов - трудно определить, какая именно группировка его прикормила, но уши хозяина видны по тому, какую модель  он наиболее активно продвигает, американскую.  Гололобов уже давно продолжает продвигать идею именно американской модели адвокатской монополии, не являясь специалистом по регулированию юридической профессии в США.

Я не собираюсь в этой статье вдаваться в детали английских источников, которые цитирует Гололобов.  Это его стихия.

Но я собираюсь разобрать его ссылки на американские источники - которые он приводит как примеры для подражания на голубом глазу, как будто наличие этих показушных источников равнозначно их повсеместному и стандартному правоприменению.

Начнем сначала.

"
Следует иметь в виду, что еще до появления любых современных «писанных» правил поведения профессиональных юристов, аж в 1908 году American Bar Association были приняты Canons of Professional Ethics (первый кодекс поведения адвокатов). 

Canon 29 был озаглавлен «Поддержание авторитета профессии» (сейчас некоторых очень сильно бомбанет). 

Ну так вот, в этом Canon было написано следующее:
«Юристы должны раскрывать без какого-либо страха или предубеждения перед соответствующим трибуналом (органом) коррумпированное или бесчестное поведение своих коллег по профессии и должны без всякого сомнения принимать назначения в отношении своего коллеги по профессии, который бесчестен в отношении своего клиента». "

Во-первых, русский юрист (и английский профессор права) Гололобов грешит против истины, заявляя, что американский "канон этики адвокатов" 1908 года появился раньше "любых современных "писанных" правил поведения юристов" - каноны поведения российских присяжных поверенных существовали задолго до 1908 года.

Кстати, юридические корпорации были образованы в США и в России практически одновременно - и в ответ на идентичные историко-политические события: освобождение рабов.

Цель создания этих корпораций, сословий юристов, была противоположной защите прав бедных (включая освобожденных рабов).  Целью было, и там, и там, защита прав в первую очередь крупных землевладельцев, и крупных фабрикантов, использовавших освободившихся рабов как рабочую силу.   

В России рабы-крепостные были освобождены царским указом, без крови, и царским же указом через короткое время были пожалованы привилегии адвокатскому сословию, взамен на верноподданничество абсолютному монарху и русской православной церкви.

В США Верховный суд США имел возможность провозгласить неконституционность рабства еще в начале 1850х годов, когда суд разбирал и решал дело Dredd Scott.

Мог бы, так же как ВС США делает постоянно, как он сделал это в 2015 году, легитимизировав однополые браки, изменить Конституцию страны через интерпретацию и отменить рабство через судебный прецедент.  Но не тут-то было, благосостояние семей многих тогдашних судей ВС США основывалось на рабовладении.  

Поэтому, в отличие от царской России, в демократической Америке рабство пришлось отменять через кровавую гражданскую войну, в которой погибло свыше 600 000 американцев - колоссальное число, учитывая тогдашнюю плотность населения.

ААЮ образовалась примерно через 10 лет после отмены рабства, и специфически, с первых же своих шагов, означила свои цели - борьбу ПРОТИВ гражданских прав бедных и ПРОТИВ юристов, представляющих права бедных.

В разные времена разные американские судьи, включая главного судью ВС США Уорнера Бергера в 1970-е годы, заявляли, что бороться за права бедных вообще-то и является проявлением "нецивилизованности", "неэтичности" адвоката - за что адвокатов, защищающих гражданские права 

  • забастовщиков,
  • представителей и членов профсоюзов,
  • борцов за права женщин
  • борцов против расовой дискриминации и за расовую десегрегацию школ,
  • коммунистов, социалистов и сочувствующих им

лишали права на профессию - руководствуясь этими самыми "правилами этики и профессионализма", изобретенными и насажденными ААЮ совместно с выбранным богатой элитой юридической профессии в свои "регуляторы" (взамен на финансовые и властные привилегии, лоббируемые для судейства богатыми юристами) "абсолютным монархом" американской властной машины - судебной властью.

Я уже писала об использовании (мой термин) "синдрома украденного знамени" адвокатами и в США, и в России - для захвата рынка выдвигается популистская миссия (защита профессионализма и этики, потом, когда это стало более популярно, "защита прав граждан"), а потом члены профессии, непосредственно этой защитой занимающиеся, вышибаются из профессии под надуманными предлогами, а оставшиеся приживалы продолжают манипулировать общественным сознанием и стричь купоны с украденной у выгнанных из профессии адвокатов миссии.

Поэтому "Канон 29" ААЮ от 1908 года, приведенный профессором Гололобовым, 

"«Юристы должны раскрывать без какого-либо страха или предубеждения перед соответствующим трибуналом (органом) коррумпированное или бесчестное поведение своих коллег по профессии и должны без всякого сомнения принимать назначения в отношении своего коллеги по профессии, который бесчестен в отношении своего клиента». 

На деле, естественно, все было с точностью до наоборот.

В основе регулирования юридической профессии США всегда были деньги, всегда была коррупция властей, прежде всего, собственного избранного профессией регулятора, судейства, и всегда было подавление голосов протеста против этой коррупции.

А на знамя воздвигались, как это всегда делается ушлыми политиками, правильные слова.

Жалуйтесь, жалуйтесь, на коррумпированных финансово и властно могущественных коллег с политическими связями.

Пойдем дальше.

Профессору Гололобову запал в душу прецедент In re Himmel, 125 III. 2d 531, 533 N.E.2d 790 (1988).

Профессор Гололобов, конечно, не попытался, выпячивая этот весьма редкий прецедент только из одного из 50 штатов США, опросить членов американской юридической профессии или проверить частоту применения данного прецедента.

Если бы профессор Гололобов это сделал, то убедился бы, что за НЕсообщение о недостойном поведении коллеги на самом деле в США адвокатов не наказывают, а наказывают за сообщение на "не того" коллегу со связями, а посему адвокаты друг на друга практически НИКОГДА не жалуются дисциплинарным властям - если не хотят удалить конкурента.

Более того, профессор Гололобов не остановился на деталях цитируемого им прецедента, что американским адвокатом прямо-таки профессионально-этическими правилами наказано жаловаться на недостойное поведение коллег.  А детали стоили того - и по ним можно было бы судить, что прецедент из ряда вон выходящий и должен быть основан на неких внесудебных событиях, о которых в длиннющем судебном решении не пишется.

Суть басни была такова.

Действующие лица:

1/ клиентка Фосберг - жертва аварии на мотоцикле, нанявшая 

2/ адвоката Кейси выговорить от виновника аварии деньги по мировой сделке, взамен за 1/3 от суммы - гонорар успеха, что адвокат Кейси сделал, получил 35 000 долларов, положил их на свой эскроу-счет и отдавать оставшиеся 2/3 суммы клиентке отказался, и

3/ ответчика в дисциплинарном деле, адвоката Химмеля, в результате оставшегося ни с чем - 

заключившего с адвокатом Кейси от имени, по поручению и при согласие клиентки Фосберг договор на 75 000 за отказ от возбуждения уголовного дела, гражданского иска или дисциплинарного производства против адвоката Кейси,

добившегося за нарушение этого соглашения судебного решения против адвоката Кейси для своей клиентки через суд, 

выбившего для клиентки из адвоката Кейси свыше 15 000 долларов денег - и не получившего НИЧЕГО взамен, ни пенни гонорара, плюс лишившегося права на работу по профессии.

Мое знание подобных дисциплинарных дел и методов работы судейства и юридических сообществ в США подсказывает, что дело было в том, что адвокат Кейси был с кем-то влиятельным в доле по этим деньгам, или у него были значительные связи - и обнародование кражи адвокатом Кейси денег у клиентки с трастового счета в особо крупных размерах как раз не было целью дисциплинарного производства.

Если бы адвоката Кейси хотели примерно наказать, его нужно было бы судить уголовным судом за кражу и мошенничество и сажать, и автоматически лишать лицензии навсегда (disbar), как это делается при подобных судимостях.

Адвоката Кейси таки лишили (временно) лицензии за эту кражу, а потом и постоянно - "с согласия", без уголовного преследования, так что Кейси удалось избежать наказания, которое полагалось бы в таком случае любому простому смертному, не-адвокату.

Но за что привлекли к дисциплинарной ответственности адвоката Химмеля, не было понятно даже самой дисциплинарной комиссии.  Рефери рекомендовал прекращение дисциплинарного производства или, в крайнем случае, выговор - учитывая то, что 

адвокат не получил никакой выгоды,

представлял клиентку долгое время и получил для нее финансовые результаты,

не сообщил о недостойном поведении адвоката Кейси дисциплинарным властям как часть договора и по просьбе и с согласия клиентки.

Не говоря уже о том, что соглашения о невозбуждении уголовных дел и гражданских исков в США - обычное дело, никто никого за них не наказывает.  Более того, в таких соглашениях часто участвуют и государственные органы - генпрокуроры штатов, например, тоже являющиеся лицензированными юристами, на которых распространяются все дисциплинарные правила поведения юристов.

Но ничего не помогло - поэтому я и могу сделать вывод, что, если несмотря на правомерность действий юриста, его наказали за то, за что никого никогда не наказывают - значит, в деле были замешаны т.н. иные, внесудебные причины.

Приводить этот прецедент в качестве предмета восхищения и подражания иностранных коллег по меньшей мере нечестно - для профессионала, профессора права.

Пошли дальше.


"Потом это все «выродилось» в современное правило, содержащиеся в Model Rules of Professional Conduct, Rule 8.3: Reporting Professional Misconduct: «Юрист, который знает, что другой юрист совершил нарушение правил профессионального поведения, которое поднимает существенный вопрос о честности и доверии этому юристу и ли его возможности осуществлять профессиональную деятельность, должен немедленно проинформировать об этом профессиональный регулятор». 

Из всего этого следует, что, во-первых, юрист просто обязан информировать об известных ему нарушениях, имеющих место в «профессии» и, во-вторых, никакие профессиональные правила, кодексы и регуляторы не регулируют поведение юриста в сфере применения общих для всех норм поведения, включая сообщение о преступлениях в уполномоченные органы. 

Юристы должно информировать о них полицию, как все остальные граждане. 

При этом, в США существует еще известное всем конкретное дисциплинарное правило Disciplinary Rule I-103(A), которое указывало: «Юрист, который обладает не защищенной профессиональной привилегией информацией, [касающейся преступлений и правонарушений] должен информировать об этом соответствующий трибунал или власти, которые обладают возможностями для проведения соответствующего расследования» , что прямо подтверждает вышеизложенное."

Вранья (непрофессионального поведения, искажения законов) и в этой цитате из Гололобова хватает.

Во-первых, опять же, Гололобов мог бы спросить любого американского юриста - сколько раз он жаловался за свою жизнь на недостойное поведение коллеги.  Квадратные глаза, полные ужаса были бы ему ответом.  Никто этого не делает, боясь стать тем самым "нерукопожатным", а особенно жаловаться на юристов богатых и со связями - это считается в США профессиональным суицидом, что бы ни было написано в канонах ААЮ.

Во-вторых, каноны ААЮ не обязательны к применению лицензионными властями.  Каждый штат изобретает собственные правила, и либо следует канонам ААЮ, либо нет.

В-третьих, в США, кроме отдельных исключений, не существует долга граждан доносить о преступлениях властям.  Поэтому фраза Гололобова, что якобы юристы должны информировать полицию о преступлениях, "как и все остальные граждане" - вранье.

И, наконец, в своем желании блеснуть знанием "англосаксонских" источников, Гололобов демонстрирует как раз незнание того, как регулируется американская юридическая профессия в США по разным штатам.

Пример:

"Подробно подобные позиции «расшифровывались» уже в разъяснениях адвокатских органов отдельных штатов. 

Например, в New York State Bar Opinion было сказано: «Юрист всегда имеет право и возможность сообщить о наличии доказательств, которые подтверждают наличие незаконного или непрофессионального поведения другого юриста, если подобная информация не защищена профессиональной конфиденциальностью. Юристу нет необходимости иметь прямые доказательства наличия незаконного или непрофессионального поведения, наличие должного убеждения или просто подозрения достаточно для направления сообщения.» 

Проблема состоит в том, что в США есть две группы штатов - большинство и меньшинство, в которых есть значительные различия в регулировании юридической профессии.

В большинстве штатов регулирование-лицензирование осуществляется ВС штата, сращенным с адвокатской корпорации, включенной в суд и являющейся официально частью этого суда.  В этих штатах членство в такой адвокатской корпорации для адвокатов обязательно.

В меньшинстве штатов регулирование-лицензирование юристов осуществляется ВС штата (в штате Нью-Йорк - 4-мя апелляционными региональными судами промежуточной инстанции), без участия адвокатских корпораций.  В этих штатах адвокатам не обязательно быть членом адвокатской корпорации для получения и поддержания лицензии на практику.  

Штат Нью-Йорк - именно такой штат.  Поэтому мнения адвокатской корпорации штата Нью-Йорк не имеют никакой законной силы и влияния на адвокатов и носят только консультативный характер.

Еще раз - Гололобов уже давно работает методами серой пропаганды.

Да, адвокату, как и любому другому гражданину, не должно быть ЗАПРЕЩЕНО, а особенно профессиональными, этическими правилами, сообщать о преступлениях любых других лиц, включая коллег и руководства адвокатских объединений.

Но адвоката никто и не может ЗАСТАВИТЬ доносить о преступлениях - как это представляет российскому юридическому сообществу, причем с целью стимулировать подражание этим правилам и восхищение ими, профессор Гололобов, ссылаясь на 

1.  явно "заказной" прецедент, где ничего дурного не сделавший адвокат был лишен профессии якобы за недонесение, а на самом деле - за преследование в суде как раз адвоката-вора, 

2.  на не применяемые в США, неработающие, показушные, весьма невнятные, размытые и необязательные для штатов "эталонные" правила ААЮ и

3. на консультативные мнения необязательной адвокатской корпорации штата Нью-Йорк.

А то быстрые разумом российские кователи новых правил состругают по якобы американскому шаблону еще и "правило 32" - что донесение на коллегу не только почетно, но и обязательно, под страхом лишения профессии за недонесения, "как в деле Химмеля".

Дезинформировать коллег - все же непрофессионально.