Saturday, April 14, 2018

Об аресте Ромео Фарукшина

В российском адвокатском сообществе недавно прогремел арест ФСБ заместителя председателя Башкирской адвокатской палаты Ромео Фарукшина, которому предъявляется обвинение в коммерческом подкупе - принятии денег за экзамен на получение адвокатского статуса.

Представители юридического сообщества России - как юристы, так и адвокаты - бурлят в соцсетях.

Кто-то празднует победу над коррупцией и видит в аресте Фарукшина начало конца "клана Юмадиловых", кто-то обвиняет празднующих в "подставе".

Я не являюсь ни российским юристом, ни российским адвокатом, хотя взгляды мои на саму идею адвокатской монополии, в России пока существующей только на представительство в уголовном суде, хорошо известны. 

Как экономист, а не только юрист, я - противник любой монополии, включая адвокатскую монополию, в любом ее виде, как нарушающей право потребителя на независимый выбор независимого же поставщика услуг, в случае с адвокатской монополией, помощника в суде - без одобрения каких-либо третьих лиц или организаций, государственных или негосударственных.

Поэтому эпизод с Фарукшиным - даже если факт подкупа подтвердится - рассматриваю с точки зрения "вор у вора дубинку украл".

Пока же факт подкупа не подтвердился.

Пока Фарукшин покрыт презумпцией невиновности - что юристам и адвокатам с обеих сторон баррикад должно быть хорошо известно, на то они и юристы и адвокаты, чтобы знать закон, они такое свое знание продают публике за деньги.

В американском суде судья обязан проводить предварительный инструктаж с присяжными до начала уголовного процесса.

В частности, в обязательном порядке судья должен наставлять присяжных, что предъявление обвинения и арест не является доказательством вины обвиняемого.

И Фарукшин - не исключение.

Если адвокаты и юристы хотят власти закона, они, вне зависимости от личного отношения к Фарукшину, должны отстаивать его право на презумпцию невиновности и не делать заявлений о его вине, пока вина не установлена судом - за исключением случаев, когда обвиняющие являются непосредственными свидетелями дачи взятки Фарукшину.

Есть в деле Фарукшина интересные моменты, скажем так.

Не пустили в зал заседания на первое слушание прессу.  В США тоже порой не пускают - если предварительная шумиха в прессе может нарушить права подсудимого.

Понятно, что Фарукшин - не "рядовой" подсудимый, и ему могут даваться поблажки, которые не даются рядовым подсудимым.  

Но все же, выгнать прессу из зала суда, чтобы защитить права подсудимого суд теоретически имеет право.

И да, учитывая "услугу", которую сослужила палата Фарукшина судебной системе Республики Башкортостан, ошельмовав критика этой системы Виталия Буркина, вполне возможно, что судьи, подчиненные Председателю Верховного суда Республики Башкортостан (по чьей указке Виталий Буркин был лишен статуса), суды Республики Башкортостан найдут дыры в обвинении против Фарукшина и безо всякой презумпции невиновности.

Рука руку моет.

Но все равно, я свечку при якобы имевшей место быть передаче взятки Фарукшины не держала, и спекулировать на тему, получил взятку Фарукшин или нет, не буду, судом этот факт еще не установлен.

Арест и предъявление уголовного обвинения доказательством не являются.

Более того, не нужно быть пифией, чтобы предсказать, что даже если суд установит, что Фарукшин получил взятку и продавал статус адвоката за деньги, это вовсе не будет означать "конец клана юмадиловых".

От Фарукшина открестятся, эпизод будет квалифицирован как "одна паршивая овца", а остальные - почтенные законопослушные граждане, включая Юмадилова, в адвокатском сообществе тишь, гладь и Божья благодать, и вообще "бояться адвокатуры не нужно", как недавно заявил Председатель ФПА Юрий Пилипенко.

Конечно, сам факт, что Председатель ФПА такую фразу даже выпустил гулять в свет, свидетельствует о том, что бояться не только нужно, но что многие уже боятся.

Возникают в настоящее время разнообразные инициативы, внутри, вне и на границе адвокатуры, отрабатывающие отдельные проблемы адвокатуры и борющиеся между собой, но отказывающиеся посмотреть в лицо настоящей проблеме.

Если поставщики юридических услуг хотят объединяться в профессиональные ассоциации - добровольно - флаг им в руки.

Но при этом, поставщики юридических услуг не имеют права загонять в свои ассоциации кого-то насильно, через любое принуждение, включая экономическое - а на экономическом принуждении и построена в настоящем российская адвокатура.  При том, что насильственное включение в любые ассоциации противоречит Конституции Российской Федерации, Статье 30, которая гласит:

1. Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется.


2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем.

Более того, объединившись в профессиональные объединения, поставщики юридических услуг имеют право "защищать свои интересы" - Конституция РФ, Статья 30, пункт 1 - но не имеют права ограничивать право граждан на доступ к правосудию путем выбора представителей в суде минуя одобрение этих профессиональных объединений.

Дееспособные граждане России и представители недееспособных граждан не должны быть автоматически ограничены в своей дееспособности тем, что могут выбрать собственного представителя в уголовном суде за собственные деньги только с разрешения некоего Фарукшина.

Это не только адвокат получает свой "статус" от адвокатской корпорации, но одновременно с этим статусом и потребители услуг адвоката тоже получают - от корпорации - право выбора своего представителя только из списка, одобренного корпорацией, теперь включая этого новостатусного адвоката.

Для любого дееспособного человека такое ограничение права выбора - оскорбление.

При этом, мои попытки обсуждения этой проблемы с российскими адвокатами зашли в тупик.

В качестве правовой основы ограничения прав потребителя на выбор собственного поставщика юридических услуг (советника, помощника за деньги - как хотите, назовите, экономический смысл того, что это возмездные услуги, не меняется), мне предложили статью 48 Конституции РФ, которая говорит только о праве "каждого" на "квалифицированную юридическую помощь", но не говорит ничего о праве любых профессиональных объединений и корпораций ограничивать это право на помощь списком поставщиков услуг, одобренным корпорацией.

Конечно, меня поругали за обзывание "адвокатской помощи" "услугами", а "доверителей" - "клиентами" и "потребителями услуг" - а в этом и есть экономический смысл возмездной "помощи".

При этом ФПА настойчиво продвигает идею насильственного включения юристов в адвокатуру - что рождает концептуальную сумятицу.  Если у адвокатов не-услуги, то зачем поставщиков услуг (юристов) делать поставщиками не-услуг (адвокатами).  Понятно, что там и там - услуги, и подмена названий смысла не меняет.

Что касается прав потребителей, я систематически встречаю со стороны российских адвокатов презрение к потребителям, к тем самым людям,
  • которые обеспечивают благосостояние адвокатов,
  • интересы которых адвокаты призваны защищать и
  • интересы которых якобы защищает настоящая структура предоставления "адвокатской помощи" - защищают таким образом, что подсудимый не имеет права выбрать представителя собственных интересов в уголовном суде за собственные же деньги (или бесплатно - как гарантировано статьей 48 Конституции РФ) без одобрения корпорации одного из поставщиков таких услуг - адвокатов.

В дополнение к Статье 48 Конституции РФ как правовой основе существования адвокатуры (т.к. эта статья неприменима, правовой основы для существования нынешней ограниченной адвокатской монополии в России нет, Федеральный Закон об адвокатуре не в счет, так как у него нет конституционной основы), в недавних дискуссиях в соцсетях российские адвокаты рассказали мне следующее об их позиции в отношении прав потребителей:

  1. если потребитель так глуп, что хочет выбрать представителя в суде вне адвокатуры (то есть выбрать не моих собеседников), то у адвокатов (моих собеседников) есть "право мудрости" навязать себя в качестве представителя глупого потребителя в суде - за деньги глупого потребителя, естественно.  Такое поведение квалифицируется в Уголовном кодексе как шантаж и вымогательство;
  2. потребителя его собственные права не интересуют, он "стоит в очереди за колбасой" - это цитата из высказывания одного российского адвоката в нашей дискуссии о правах потребителей.  Если потребителя его права не интересуют, зачем их защищать, да еще и за деньги потребителя.  Тогда это мошенничество - выдумывание для потребителя каких-то прав и представление потребителя за его же деньги, в то время когда и конфликта, по поводу которого необходимо судебное разбирательство, не существует.  В то время как потребитель может спокойно стоять за колбасой (сидеть в тюрьме) без какого-либо представительства.  В принципе, такой подход, с учетом российской статистики обвинительных приговоров, понятен - если предъявленное обвинение в 99,6% равносильно обвинительному приговору суда, то функция адвоката - функция некоего мага-кудесника, прав у потребителя нет, он стоит в очереди за колбасой в тюрьме, и там стоять будет.  Но тогда и денег с потребителя брать не стОит, и сыр-бор с монополией на представительство в уголовном суде - тоже.  Монополии обычно учреждаются там, где пахнет деньгами, и отнюдь не в интересах потребителей.

И признают, что общество (стоящих за колбасой потребителей) не будет уважать труд адвокатов и поддерживать расширение их полномочий без консолидации позиции монополиста - под "расширением полномочий" имеется в виду расширение монополии имеется в виду, насколько я понимаю, так как пишет сторонник абсолютной адвокатской монополии, по ему мне признанию, а также автор высказывания о потребителях, стоящих в очереди за колбасой.

О какой консолидации позиции между адвокатами и юристами для объединенной абсолютной монополии может идти речь, когда позиция адвокатов пышет неприкрытой ревностью к гонорарам и независимости юристов и к работе юристов в иностранных судах - не знаю:


Одновременно адвокат
  • признает, что адвокаты не имеют более высокой степени компетенции, чем нерегулированные юристы - тогда зачем требовать от юристов стать адвокатами, им на "иностранной брусчатке" и так ведь хорошо,
  • пытается минимизировать принудительность загона нерегулированных юристов в адвокатуру, 
  • пытается представить адвокатскую монополию не как источник монопольной ренты, а как тяжелое бремя для адвокатов, чреватое вдыханием палочки Коха и принудительным бесплатным трудом (запрещенным Конституцией Российской Федерации).
Насмешничать, конечно, можно - но является ли такое насмешничество основной для "компромисса" между адвокатами и юристами, и зачем юристам этот компромисс с профессиональным объединением, которое меньше по численности, хуже по качеству услуг (иначе не завидовали бы иностранной брусчатке, адвокатам работать параллельно в гражданских делах юристами никто не запрещает), завидует коммерческим успехам юристов, хочет загнать их к себе в объединение, чтобы получать с них ренту и, в качестве компромисса, диктует юристам свои условия - загнать миллион юристов в бутылку, где сидят 70 000 адвокатов, чтобы были как все, не высовывались и платили мзду со своих доходов адвокатской корпорации.

И зачем обществу уважать адвокатов, лишающих общество права выбора собственного помощника, завидующих конкурентам и пытающихся подмять конкурентов - только за то, что они выиграли конкурентную борьбу у богатых клиентов.

Общество, наоборот, должно взять такую проигранную конкурентную борьбу на карандаш и потребовать назад свое право выбора представителя в уголовном суде.  Спасибо за насильственную помощь в выборе помощника, так сказать, но спасибо, мы сами справимся.

Поэтому что я могу сказать о деле Фарукшина?

Есть презумпция невиновности.  Будет доказана его виновность - будет доказан факт подлога.

Могут отмазать Фарукшина, даже если он виновен?  Еще как могут, для этого есть все предпосылки.

Но даже если не отмажут, система от его "посадки" не рухнет.

Потому что бойцы по обе стороны баррикад по делу Фарукшина заинтересованы в сохранении НЕСПРАВЕДЛИВОЙ изначально, системно, в корне, системы - потому что она сулит им большую прибыль, нежели работа на нерегулированном рынке услуг.

Почему статус адвоката вообще может явиться предметом продажи?

Представим себе на минуточку, что рынок разрегулирован на 100%, и потребитель может выбрать для представления своих интересов в суде не только себя (вне зависимости от наличия или отсутствия юридического образования), но и любого другого человека, которому потребитель ДОВЕРЯЕТ (он же "доверитель"?), причем для такого доверия потребителю не нужно разрешения - ни от государства, ни от корпорации элитных поставщиков, которые берут у потребителя деньги, при этом его презирая.

Уже сейчас ситуация расширения монополии и приток новых конкурентов воспринимается многими российскими адвокатами как угроза их благополучию из-за расширения предложения и, как следствие, обвала цен на услуги адвокатов.

Адвокаты, учредители Адвокатской Инициативы-2018, к примеру, борются с идеей более широкой монополии для того, чтобы сохранить нынешнюю, более узкую монополию, и сохранить свои позиции монополиста на рынке, защитив себя и свои доходы от притока новых конкурентов - загнанных в адвокатуру юристов.

И в намечаемый устав свой (в настоящее время в проекте) намеренно включают поддержку догмы, что существующая в настоящее время адвокатская монополия в уголовном суде - это хорошо, с право исключения противников этой идеи из организации.  И потребителей туда включать не будут.

Конечно, параллельно приводится обычный припев-страшилка, что при расширении конкуренции будет также обвал компетентности и некачественное представление прав потребителей, но эмпирической поддержки у таких заявлений нет, потому что не было и, скорее всего, не будет честных нейтральных исследований рынка независимыми специалистами - экономистами и социологами прежде всего - так как независимые исследования могут наступить на ногу любимой песне и лишить адвокатов нынешнего статуса и прилагающихся к статусу доходов, то, что экономисты называют "монопольной рентой", надбавкой к рыночной цене услуг за счет существования монополии.

В старой доброй Англии в 2002 году провели исследование, дав значительную сумму денег адвокатам и не-адвокатам (и даже не-юристам) и возможность предоставлять клиентам юридические услуги за деньги.

В результате исследования получилось, что результаты и отношение к клиентам у тех и других было одинаковым, а денежная эффективность - во многих случаях лучше у не-юристов.

А эмпирических исследований на эту тему в России, как уже было сказано выше, не было, и проводить их боятся - вдруг они покажут, что и та структура адвокатуры, что существует, не имеет права на существование.

Поэтому дело Фарукшина мне лично представляется как попытка незаконной покупки прав монополиста вместо "законной" покупки прав монополиста (через сдачу экзамена, уплату взносов, облизывание башмаков руководства палаты и судейства), тогда как монополии в России запрещены федеральным законодательством, а "права монополиста" в демократическом обществе без согласия населения - незаконная монопольная деятельность, незаконный захват и раздел экономических рынков.

В данном случае с еще более тяжкими последствиями, чем у монополий на другие виды услуг, так как предмет торга - доступ населения к правосудию.

Мое личное мнение - в соответствии с принципами демократического общества и Конституцией Российской Федерации, выдать "статус адвоката", независимого якобы советника в суде, может только и исключительно клиент, и никто другой.  В каждом конкретном случае.  Я тебе доверяю.  Я тебя нанял представлять меня в суде.  Я готов тебе платить за это деньги.  ПОЭТОМУ ты мой адвокат.  И если ты взялся представлять меня в суде за деньги, ты несешь передо мной ответственность за качество услуг.  И если твое качество услуг будет не тем, что ты представлял - я подам на тебя в суд за плохое качество услуг.  Больше мне никакого "регулирования" моего права выбора собственного поставщика услуг за собственные деньги не нужно.

Это все.

А статус адвоката и покупка этого статуса - это вор у вора дубинку украл.







Friday, April 6, 2018

Краткий курс адвокатоведения в России - 2018. Обидел систему - лишился благ и стал "кастрюлькой"


Регулирование адвокатуры в России основано на федеральном законе об адвокатуре, который, в свою очередь, основан на статье 48 Конституции Российской Федерации, пункт 1 которой гласит:

"Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи".

Через регулирование адвокатуры право "каждого" (не только гражданина РФ) на получение квалифицированной юридической помощи трансформировалось в право корпорации адвокатов ограничивать право "каждого" на выбор квалифицированной юридической помощи только самими собой (адвокатами, объединенными в корпорацию).

Адекватно объяснить логическую смычку между конституционным правом "каждого" и его ограничением инкорпорированной адвокатской монополией в уголовных судах российские адвокаты не могут, в результате любых объяснений вылезают права адвокатов на кусок хлеба и права адвоката навязывать тупым доверителям самих себя, если они не понимают, что так лучше.

О парадоксах с таким элегантным ограничением дееспособности доверителя адвокатами, "для их же пользы" (и, конечно, для финансовой пользы адвокатов), я уже писала ранее, здесь.

Российские адвокаты различного ранга, от рядовых адвокатов до профессоров и руководителей палат, объяснить этих парадоксов не могут (потому что логического и законного объяснения у них нет), и предпочитают давить авторитетом и указывать на то, что критик "не все понимает".

А в структуре рынка юридических услуг и в руководстве адвокатуры как части этого рынка (нет, адвокаты отказываются, что они предоставляют услуги, что у них есть клиенты, что они занимаются коммерческой по сути деятельностью и что у них есть клиенты - для этого они подменяют эти понятия на понятия "доверители", "возмездная помощь" - но все равно хотят загнать в не-рынок не-услуг тех, кто сейчас предоставляет юридические услуги на рынке, свободных юристов) - так вот, в структуре рынка и руководстве организации, которая планирует этот рынок захватить в недалеком будущем, демократическим путем образовалась вот такая ситуация.

Рынок пытаются монополизировать через два законопроекта и один недозаконопроект:

  • законодательную инициативу Верховного суда РФ - представлять "каждого" в суде могут только лица с юридическим образованием,
  • законодательную инициативу Российской ассоциации юристов, через "своего" сенатора, председателя ассоциации Павла Крашенинникова - суть совпадает с биллем Верховного суда РФ,
  • Концепцию Минюста/ФПА - как законопроект Концепцию еще не внесли, (и вроде бы объявили, для успокоения волнений в адвокатском и юридическом сообществе, что до 2020 года вводить не будут), но "нашего человека в правительстве" уже ввели, под бок к Председателю Госдумы и ведающего законодательными инициативами.

Адвокатско-юридическое сообщество в России сейчас бурно дробится на фракции, некоторые из них объединяются, некоторые враждуют между собой, доходит до открытой травли. 

Давайте посмотрим, что представляют из себя эти фракции, на основании одного критерия - реакции на них ФПА.

Союз молодых адвокатов - приветствуется ФПА

ФПА отечески поддержала создание Союза молодых адвокатов.

Стало быть, Союз для ФПА полезен, и, возможно, существуют договоренности о взаимной поддержке между Союзом и ФПА во фракционно-монопольной борьбе.

Профсоюз - приветствуется ФПА


Российские адвокаты не признали, судя по реакциям в социальных сетях, что это за организация, что это есть такое, т.к. никто не мог припомнить, кого когда этот профсоюз защищал и что он вообще делал и делает.


Ассоциация молодых адвокатов - для ФПА опасна



Адвокатская инициатива 2018 - для ФПА исключительно опасна

Для объяснения, почему и чем опасна Адвокатская инициатива 2018 для ФПА, потребуется небольшой экскурс в менталитет руководства ФПА.

Давайте сравним.

Башкирская палата

  • Глава палаты - неграмотный человек, Булат Юмадилов
  • переизбран на 3й срок
  • Нанимает собственного сына,
  • Посылает сына в загранкомандировки,
  • Имеет от палаты бесплатный личный автотранспорт, не считая зарплаты
  • Прекрасно устроил финансово своих детей,
    Снимает офис у тещи по завышенной цене,
  • Является депутатом местного парламента (врос в правительственную структуру, является частью правительства),
  • Жестоко подавляет критику себя и благосклонных к нему властей,
  • Считает критику себя "черным пиаром",
  • продвигает Концепцию Минюста об абсолютной адвокатской монополии -
ФПА Юмадилова любит и поддерживает.

Удмуртская палата

Глава палаты - грамотный человек, Дмитрий Талантов
переизбран на 3й срок
Даниил Берман уже обвинил Дмитрия Талантова в найме собственного сына на выгодные позиции в руководстве палаты - ведать адвокатами по назначению,


Офис у тещи не снимает,
В правительство не врос,
Критику себя не подавляет, 
Существующую узкую адвокатскую монополию считает правильной и хочет ее сохранить и защитить от новых конкурентов - юристов,
Концепции Минюста противится с позиций защиты нынешних адвокатов от конкуренции и риска потери профессии ввиду новых дисциплинарных дел за критику властей, судов и руководства палат.



ФПА Талантова дискредитирует и топит.

Федеральная палата

Использует Минюст РФ в качестве своего лоббиста в правительстве с правом внесения законодательных инициатив - для продвижения Концепции абсолютной адвокатской монополии.

Добавила второго лоббиста, в самой Госдуме, "своего человека" Владимира Плигина на пост советника Председателя Госдумы и координатора совета Госдумы по законотворчеству.

ФПА возглавляется Юрием Пилипенко.

ФПА снимает офис у Юрия Пилипенко - во всяком случае, то  же здание, которое арендуют также три коммерческих проекта Юрия Пилипенко, где он в со-директорах с - угадайте кем? - Владимиром Плигиным.

Юрий Пилипенко ведет себя как самодержец - например, он не допустил пару дней назад к совещанию "неправильного" главу адвокатской палаты Удмуртии, а главе этой палаты сотрудниками ФПА было заявлено, что они люди маленькие, как им было сказано, так и сделали, доступа не дали, а Пилипенко о Дмитрии Талантове не хочет ни видеть, ни слышать.  По закону не имел право не пускать - глава региональной палаты - часть коллективного руководства ФПА, но вот так ему вожжа под хвост попала, как говорится в великом и могучем, что поделать.  Даже Сучков ушел в кусты и прикинулся "человеком маленьким".

Проследим параллели.

Получает личную выгоду от палаты кто - Юмадилов, Пилипенко и Плигин.  Берман обвинил в том же Дмитрия Талантова - ждем его опровержения.

Подавляет критику кто - Юмадилов и все руководство ФПА, включая Сучкова и уж точно Пилипенко.

Сейчас, чтобы травить Талантова, выделили особый отряд внутри ФПА, отрядили для работы в этом благородном "направлении" пресс-секретаря Татьяну Стрельчук, и всячески поддерживают московского адвоката Даниила Бермана, славящегося своими весьма цветистыми и вульгарными высказываниями и бурным подобострастием в сторону ФПА.

В качестве иллюстрации - Берман намекает на некий грядущий съезд как на "кастрюльный":




Тот же Берман, сразу после подачи несколькими адвокатами иска против ФПА, без объяснения сути иска, Берман охарактеризовал самих адвокатов "кастрюльками" и пожелал, чтобы ФПА наняла для защиты от иска наиболее дорогого адвоката и попросила у суда заставить истцов выплачивать адвокатский гонорар ответчика.



За критикой Бермана в сетях следит пресс-секретарь ФПА Татьяна Стрельчук:


Не только следит, но и, как это говорится современным полурусским языком, троллит Инициативу-2018:



Даниил Берман - поддерживаемый ФПА - выражает мнение (сравним с началом, для чего сыр-бор - регулирование адвокатуры - затевалось):


Того, кому система отказала в "благах" - адвоката Виталия Буркина, незаконно лишенного статуса за критику судебного произвола и коррупции неграмотным, ненавидящим критику и критиков и погрязшим в конфликтах интересов Юмадиловым - Берман высмеивает, называет "Мур-Муркиным" и злорадствует по поводу того, что Буркину отказано в сдаче зала в Москве под конференцию.

Вот пост Бермана на эту тему


А вот посты Буркина



Берман, будучи адвокатом, и будучи связанным этическими правилами адвоката, злорадствует о том, что Буркину отказали в площадке для конференции через час после того, как Буркин сообщает о том, что у него уже есть новая площадка.  Весьма, весьма этично - учитывая риторику о "кастрюльках", детсадовском насмешничестве над фамилией Буркина и т.д.

Конечно, смешки смешками, но то, от чего Берман отмахивается как от "кастрюлек", ФПА, Бермана поддерживающая в его пинании Адвокатской инициативы-2018 и ее основателей и участников, считает серьезной опасностью для будущего российской адвокатуры, опасностью раскола. 


А вот "глас народа" - объясняющий, откуда растут ноги у адвокатской "революции" - Адвокатской инициативы-2018.




В то же самое время ФПА не прекращает врать - например, вице-президент ФПА Геннадий Шаров на вчерашней конференции сказал следующее:

Другими словами, Геннадий Шаров соврал - в пользу своей организации - на сразу несколько тем:

  1. Что в России крайне низок уровень "организации оказания юридических услуг".  
Потребители услуг не жалются, адвокаты услуг не оказывают, только "помощь", а поэтому Шарову не должно быть до рынка услуг никакого дела, исследований рынка независимыми экспертами не проводилось, поэтому ничего сказать по поводу качества уровня организации юридических услуг в России сказать ничего нельзя, нет информации для принятия каких-либ решений.

2.  Принятие Концепции неочевидно - иначе не было бы такого бурления и фракционирования адвокатско-юридического сообщества России, напуганного введением монополии и отнюдь ее не приветствующего - до такой степени, что конкурирующие юристы и адвокаты объединились на одной лишь своей "Концепции закрытой двери", чтобы она и продолжала быть закрытой в узкую адвокатскую монополию (только в уголовном суде) для юристов, и юристы с адвокатами готовы биться насмерть, подпирая эту дверь, каждый со своей стороны.

3.  Статистика, приведенная в самой Концепции указывает, что качество услуг адвокатов ниже, чем качество услуг юристов, я подробно разбирала эту статистику в статье здесь - так какого же Якова отдавать монополию менее качественному подрядчику.

4.  Лоббист монополии ФПА замминистра юстиции РФ Денис Новак признал в интервью, что юристы выиграли у адвокатов борьбу за "премиального клиента", большой российский бизнес, и что Концепция - способ вернуть этого "премиального клиента" в лоно российских судов, через насильственный загон юристов в адвокаты - и об этом я тоже писала в статье, здесь.




Более того, ФПА не имеет мужества признаться, что вся вина Дмитрия Талантова состоит в том, что он примкнул к "адвокатской улице" (с) Юрий Пилипенко, а не к "царям" адвокатуры - за что "цари" ему и мстят.

Нарушил законы адвокатуры как религиозного ордена, провозглашенные представителем ФПА Сергеем Бородиным - строгое подчинение главе и никакой критике.  И тогда будут у тебя блага (статья 48 Конституции, предлог регулирования адвокатуры, юридическая помощь "каждому" забыты - речь идет только о "благах системы" (с ) Берман).

Обидел "систему" - стал "кастрюлькой".  Все очень просто.

Ввиду всего вышеуказанного, "дальнейшее отложение ее принятия" отразится на юридической отрасли, а также на потребителях и демократии только положительно.

Представьте себе, еще пару лет юристов и адвокатов не будут низводить до положения дворников за критику судей и руководства палат!

Еще пару лет потребители смогут свободно выбирать себе представителей хотя бы вне уголовных судов!

Куда катится мир!

Юристам посмотреть со стороны - в какое мирное и, главное, демократичное и во всех отношениях достойное объединение их приглашают-загоняют адвокаты.

А вот и еще один голос адвокатской улицы - о царском поведении ФПА.



"Этика" УЖЕ не позволяет адвокату честно и открыто критиковать собственное профессиональное объединение?

Так в каком же бреду российская публика должна доверить адвокатской корпорации-монополисту, которая уже ведет себя как диктатура, блюдущая выгоду своих руководителей и подавляющая критику рядовых членов, регулирование всего рынка юридических услуг, регулирования доступа к правосудию?

Если внутри адвокатского сообщества нет критики, если она запрещена, откуда потребителю почерпнуть информацию о настоящем качестве услуг каждого из адвокатов?

У Пилипенко и Ко?

На фиг такого регулятора.

Tuesday, April 3, 2018

Лицензирование адвокатов государством - зло

В группе "Инициатива 2018" был задан вопрос, не лучше ли начать лицензировать адвокатов.

Мне представляется - нет, не лучше.

1. Лицензирование государством адвокатов уже происходит, только государство делегировало эту функцию палатам, сути не меняет, называйте это "статусом", лицензией или патентом - это все равно профессиональная лицензия, и это государство разрешает палатам ее выдавать. 

Государство все равно стоит за кадром и управляет выдачей и особенно отзывом лицензий. 

Виталия Буркина лишили статуса-лицензии по просьбе государства (судьи), Ольгу Динзе дисциплинировали по просьбе Минюста, причем Минюст присутствовал в дисциплинарном производстве и с ним согласовывали дисциплинарную меру - при этом Минюст являлся потенциальным будущим ответчиком в потенциальном иске Ольги Динзе против Минюста за ее незаконное задержание в СИЗО, а наказывающие ее члены палаты (многие) были также членами ФПА, которая, как мы знаем, в обнимку с Минюстом добивается расширения монополии и заинтересована в дружбе с Минюстом как с мощным лоббистом.

Так что Минюст был заинтересованным жалобщиком, и просил отзыва лицензии адвоката (статуса), которая могла подать на Минюст иск - и в обосновании наложенной дисциплины Резник в последующей статьей в АГ анализировал судебную практику и подводил базу под "усмотрение" палаты - то есть дисциплинарное производство было сделано с расчетом, предвосхищающим потенциальное судебное разбирательство, в любую сторону, Ольги Динзе против палаты или Ольги Динзе против Минюста. 

Помогли братку заранее, хотя бы репутацию адвоката замазать. Хорошо, что хоть лишения статуса не случилось, но Минюсту кость бросили, "как-то" наказали. 

2. Если государство будет выдавать и лишать адвокатские лицензии напрямую, на адвокатской независимости можно будет окончательно поставить точку. 

Адвокат должен быть независимым именно от государства, так как его основная функция, как отметил в своей статье в прошлом году Дмитрий Талантов, является оппонирование государству - государство все же является оппонентом адвоката в уголовном процессе. 

Если государство при этом может отозвать лицензию своего оппонента, оно будет этой возможностью активно пользоваться - даже с лицензированием, делегированным адвокатским палатам, уже пользуется, а уж тем более будет пользоваться, если лицензирование будет прямым, от государства. 

3. Отзыв лицензии "только по суду". 

Одним из вопросов Инициативы была дисциплина адвокатов палатами за критику судей. Если лицензирование будет со стороны государства, и отзыв лицензии будет "только по суду", а судьи почти на 100% "ложатся" под прокуратуру, и уже сейчас Минюст просит палаты об отзыве лицензий, адвокаты будут рутинно лишаться лицензий "по суду" по просьбе Минюста, прокуроров, следователей, судей и лиц, с ними связанных. 

4. Не последними по значению, а, скорее, первым в лицензировании адвокатов являются права потребителей услуг адвокатов - "доверителей" по официальному термину. 

Экономический и правовой смысл лицензирование адвоката - это "помощь" доверителю/потребителю в выборе поставщика услуг/адвоката со стороны государства. 

Того самого государства, которое противостоит этому самому потребителю, в качестве обвиняемого, в уголовном процессе, в котором предъявление обвинения государством фактически на 99% с копейками (по статистике уголовных приговоров) означает вынесение обвинительного приговора в суде, который адвокат может смягчить (сужу по недавнему "большому интервью" Резника о сути адвокатской деятельности в России), но вообще адвокат - это кудесник в таких условиях.

И помощь потребителю в противостоянии государству в таком уголовном процессе в выборе своего доверенного лица государство будет предлагать, в случае лицензирования адвокатов, через ограничение выбора потребителя таких своих доверенных лиц списком лиц, одобренным тем же государством, оппонентом потребителя в уголовном процессе. Доверь лису поохранять курятник. 

Государство обвиняемому точно напомогает обвиняемому выбрать доверенное лицо для противостояния себе, будет в этот список отбирать самых лучших. Для обвиняемого. Лицензирование адвоката оппонентом в судебном процессе приведет к результатам, обратным желаемым адвокатом и его "доверителем". 

Доверять будет только тем, кому прокуратура разрешила доверять. Профессиональное лицензирование адвокатуры - это зло, потеря независимости адвокатом и зависимость обвиняемого в выборе адвоката от прокуратуры, что предопределит исход уголовных дел еще больше, чем это происходит сейчас.

Личное мнение, конечно.