Saturday, June 16, 2018

Сенат штата Нью-Йорк подтвердил, что регулирование юристов в штате Нью-Йорк - политически предвзятый процесс


В настоящее время существует комиссия по надзору за поведением судей, абсолютное большинство которых (за исключением судей в деревенских судах) являются лицензированными адвокатами, это требование, протащенное судейским лобби в Конституцию штата.

Посылать жалобы в эту Комиссию бесполезно.

Во-первых, они там бесследно пропадают - в каких бы вопиющих нарушениях закона ни обвинялся судья и какие бы железные доказательства для этого не приводились, включая протоколы судебных заседаний и судебные решения о том, что судья наврал под присягой, вступил в коррупционный сговор для разрешения дела или совершил иное уголовное преступление.

У лиц, подающих жалобы в эту комиссию, нет права апелляции, если комиссия откажет в рассмотрении жалобы, даже без расследования и опроса свидетелей.

Это "правило" не так давно подтвердила в своем решении федеральная судья Мэ Д'Агостино - не сообщившая на тот момент, что является председателем организации с тайным членством "Нью-Йоркский Штатско-Федеральный Судейский Совет" (в удовлетворении моего запроса на основании федерального закона о свободе информации мне было отказано в информации о членстве в данном совете, его планах, источниках финансирования и списке советников из адвокатов).   Т.к. в доступе к списку членов совета мне было отказано, я так и не узнала, являлся ли судья, ответчик в деле Браччи против Беккера, членом совета под председательством судьи Д'Агостино, которая прямо заявила в своем решении, что у лиц, подающих жалобы на произвол судей, в комиссию по расследованию неподобающего поведения судей, нет права апелляции, у них нет вообще никакого права в таких делах (standing).

Комиссия эта состоит сплошь из лицензированных адвокатов - т.е. люди, решающие судьбы судей, сами находятся в руках судей, т.к. лицензия каждого лицензированного адвоката штата Нью-Йорк находится в руках судей.

Конфликт интереса очевиден, и очевидно, почему из многих тысяч жалоб на судей выживают только немногие, и в основном - против судей, не являющихся лицензированными адвокатами (судей деревенских судов).

Новый закон, за который только что проголосовал Сенат штата Нью-Йорк, копирует закон о комиссии по надзору за неподобающим поведением прокуроров в штате Нью-Йорк, повторяя ее конфликты интересов, недостаточность финансирования и лишение публики права голоса в этой комиссии.

И немудрено.

Сенатор Джон ДеФрансиско, продвигавший этот закон, сам "офицер суда", лицензированный адвокат, который рисковал потерять собственную лицензию, если бы он честно подошел к вопросу регулирования адвокатов, судей (собственных регуляторов) и прокуроров (главный рассадник судейства).

Более того, у сенатора Джона ДеФрансиско своя фирма (представляемая ныне как фирма сына), в которой он продолжает функционировать как "внештатный" адвокат параллельно со своей службой народным избранником в верхней палате законодательного собрания штата Нью-Йорк, Сенате.


Точно так же, как и в России с "законом Крашенинникова" или "законом Клишаса", продвижение законодательства заинтересованным лицом, юристом, в пользу собственной профессии либо затрагивающего интересы собственной профессии, "почему-то" допускается законами штата, издаваемыми в основном законодателями-юристами.

К моему большому сожалению, в продвижении данного закона активно участвовали группы незаконно осужденных, включая одного из их лидеров, моего ФБ-друга Джеффри Десковица, отсидевшего 16 лет за преступление, которого не совершал, освобожденного, реабилитированного и в данный момент закончившего 2-й курс школы права.  

Очень хочу ошибиться, но думаю, что комиссия пойдет в направлении, обратном надеждам незаконно осужденных.  Никто не будет гнобить действительно продажных и преступных прокуроров, а особенно тех, в результате действий которых были незаконно осуждены тысячи людей.  Почему?  Да потому что с тех пор многие из этих прокуроров давно стали судьями, регуляторами адвокатских лицензий, а в комиссии решения принимать будут в основном носители адвокатских лицензий.  Плевать против ветра себе дороже, а публику к решениям в этой комиссии близко не подпустят.

Но кого-то под автобус нужно же бросать, чтобы генерировать бурную деятельность.  И будут бросать нормальных прокуроров, преследующих произвол и коррупцию в правительстве, честно делающих свое дело.  Как, например, сделали в Пенсильвании, лишив лицензии избранную миллионами избирателей штата Генерального прокурора штата Кэтлин Кейн (Kathleen Kane).

Избиралась она избирателями, а лицензию (условие работы) у нее отозвали секретным судом, в котором принимал участие предмет ее прокурорского расследования, судья Майкл Икин, который вскоре после своего решения об отзыве лицензии собственного прокурора сам лишился мантии - но его решение об отзыве лицензии его прокурора все равно оставили в силе.

Ввиду того, что случилось с Кэтлин Кейн в данном случае с комиссией по прокурорскому надзору благими намерениями групп незаконно осужденных устилается дорога в будущую ситуацию, когда формально отдельная организация под надзору за прокурорами существует, но жалобы населения на прокурорский произвол буду исчезать в ней точно так же, и по тем же самым причинам, как жалобы на произвол судей исчезают в Комиссии по неподобающему поведению судей.

При этом сенатор ДеФрансиско уже получил политический капитал за то что он такой молодец и продвинул такой важный для публики закон, преодолев яростное сопротивление ассоциации прокуроров.

Однако, эту бочку дегтя сопровождает и большая ложка меда.

В продвижении этого законопроекта задокументирован систематический отказ органов, регулирующих лицензии адвоката (судов) дисциплинировать продажных и преступных прокуроров, фабрикующих уголовные дела и доказательства в этих делах, утаивающих от защиты доказательства невиновности подсудимого или вины третьих лиц в преступлении, в котором подсудимого обвиняет прокуратура.


Регулятор (судейство и комиссия по адвокатской дисциплине, созданная судейством в 2015 году практически исключительно из зависящих от судейства лицензированных юристов) отказался признать свой фаворитизм к прокурорам, и по понятным причинам.  Большинство судей штата Нью-Йорк - бывшие прокуроры, а срока давности в дисциплинарных делах против юристов штата не существует.  Подтвердить фаворитизм к прокурорам означает для многих судей начать дисциплинарную проверку самих себя и, возможно, лишиться лицензии, мантии, репутации и средств к существованию.

Голосование в Сенате в пользу данной комиссией является публичным документом, доказывающим необходимость создания подобной комиссии именно из-за отказа дисциплинарных органов наказывать прокуроров (для работы которых необходима лицензия на "практику права") на равных с другими лицензированными юристами штата, из-за политического по своей природе отказа наказывать прокуроров.

За последние 50 лет в штате Нью-Йорк были наказаны только два прокурора, и оба за критику регуляторов, судей - прокурор графства Олбани Пол Дэвид Соарес за судебное решение о собственном отводе из-за иска против него со стороны подсудимого, и прокурор Элизабет Холцман из Манхэттена за публичное осуждение судьи, заставившего заявленную жертву изнасилования встать на четвереньки в его совещательной комнате и продемонстрировать, в каком положении ее насиловали.  К моменту, когда высшая судебная инстанция штата Нью-Йорк подтвердила "законность" дисциплины против прокурора Элизабет Холцман, судья уже был лишен мантии за коррупцию - конечно, расследование вели не прокуроры штата, чьи лицензии зависели от благосклонности судейства штата, а Федеральное бюро расследования.

Тем не менее, всем прокурорам Верховным судом США был подарен абсолютный иммунитет за коррупционные и иные преступные действия в гражданских исках их жертв, причем в качестве обоснования приводилось именно возможность дисциплины - которой, как подтвердило голосование Сената штата Нью-Йорк в пользу создания отдельной комиссии по дисциплине прокуроров, на момент предоставления такого подарка не существовало.

Есть ли способ наказать прокурора, не подорвав воли избирателей на его избрание (в штате Нью-Йорк прокурор - выборная должность, прокуроры выбираются избирателями графств) - как это было сделано в случае с Кэтлин Кейн в Пенсильвании?

Конечно, есть.

Недавно жители штата Калифорния, на все-штатском референдуме, отозвали судью Арона Перски за его чересчур мягкий приговор белому студенту (6 месяцев тюрьмы, осужденный вышел через 3 месяца за "примерное поведение"), изнасиловавшего средь бела дня женщину и осужденному судом присяжных.  Белый студент был студентом того же привилегированного университета Лиги Плюща (Стэнфорд), который окончил сам судья, и, как и судья, был спортсменом.

Избиратели судью избрали, они же его и отозвали.

Точно так же с прокурорами.  Если избиратели избирают прокурора, только избирателям и должно быть дано право прокуроров отзывать.

Никакие тайные сборища связанных политически, через родственные связи и по бизнесу лицензированных юристов не могут регулировать право избирателя на того прокурора, который избран и не отозван.

Безусловно, отзыв прокурора через референдум - дорогостоящее мероприятие.

Есть способ дешевле и проще.

Законодательный отзыв прокурорского иммунитета.

Прокурорские трюки по сокрытию от защиты документов, доказывающих невиновность подсудимых, по фабрикации уголовных дел, исчезнут мгновенно.

Но ожидать такого законодательства от заинтересованного сенатора ДеФрансиско, "офицера суда" (регулятора лицензии сенатора), не приходится.






Wednesday, June 13, 2018

Сенатор Тамара Плетнева против

Сенатор Тамара Плетнева выступила с призывом к российским женщинам, чтобы не думали спать с иностранными болельщиками ЧМ2018.  Особенно с представителями других рас.

Конечно.  Ведь может родиться еще один Пушкин!

А нам и одного хватает.

Tuesday, June 12, 2018

О мошенничестве в рекламе адвокатуры

ФПА обсуждает "этические" правила о рекламе адвокатуры.

При этом говоря следующее:



То есть населению - на правах рекламы - член руководства ФПА адвокат Юмадилов (прославившийся своим кумовством, угодничеством по отношению к властям, а также своей кошмарной безграмотностью) продает идею о том, что изменения в регулировании адвокатуры необходимы, чтобы улучшить качества "помощи" населению со стороны адвокатов.

И при этом - на правах рекламы же - рассказывает, как замечательно развитие гражданского общества и политическая активность трудящихся (которую - в лице Буркина - Юмадилов подавляет и даже требует с Буркина, отца четверых маленьких детей - деньги в размере 250 000 за это подавление).




А член Совета ФПА Ирина Оникиенко в то же самое время утверждает, что наиболее злободневными вопросами "в преддверии реформы" для адвокатуры являются два вопроса:

  • привлекательности корпорации (Юмадилов большой мастер в этом вопросе) и
  • конкурентоспособности корпорации.

Наиболее честный и эффективный способ повысить конкурентоспособность для любого поставщика услуг - предложить публике достойного качества услугу, в разнообразном ассортименте и по доступной цене.

Наименее честный способ повысить конкурентоспособность - ввести насильственную монополию на свои услуги и лишить население права выбора поставщиков-конкурентов.

В "преддверии реформы", ФПА проталкивает именно второй путь, одновременно уверяя публику (Юмадилов), что делается это в интересах публики, в интересах улучшения качества "юридической помощи".

И делает это при отсутствии заявленной потребителями проблемы, которую нужно было бы регулировать, при отсутствии обследования рынка независимыми экспертами, при явной финансовой заинтересованности в результате.

Так будут ли Ирина Оникиенко, Булат Юмадилов и иже с ними, проталкивающие адвокатскую монополию, наказаны на основании их же этических правил - за ложную рекламу?  

Thursday, June 7, 2018

Медвежья услуга АГ Минюсту. Что-то теперь будет

"Адвокатская газета", рупор ФПА, опубликовала, наконец, статью, поднявшую вопрос, уже неделю будораживший российское адвокатское сообщество России - об инициативе Минюста ввести уголовную ответственность против адвокатов за "вред доверителям".



В условиях "обвинительного уклона" российских судов и 99,64% вероятности обвинительного приговора роль адвоката уже сводится к роли мага и волшебника.

Учитывая, что уголовное дело против адвоката должны возбуждать оппоненты адвоката в его обычной деятельности, причем ратуя за вред клиента адвоката, которого те же оппоненты старались посадить и,  скорее всего, посадили, такое законодательство выглядит по меньшей мере экзотично.

В комментариях развернулась бурная дискуссия, и несколько человек задавали вопрос - ну кому же, кому же пришла в голову эта гениальная идея.

В защиту замминистра юстиции Дениса Новака выступил доцент права Волгоградского университета Роман Мельниченко, заявив, что АГ неверно изложило содержание "круглого стола".  






Роман Мельниченко был прав, я внимательно просмотрела полуторачасовую видеозапись этого круглого стола (полную расшифровку речей на котором АГ не сподобилась опубликовать).  Новак там крутил-вертел, Клювгант вообще заранее огласил, что Новак пришел на круглый стол, будучи в отпуске - таким образом, намекая, что заявления Новака на этом круглом столе официальными считать нельзя.

В ответ на критику этой "инициативы", прозвучавшей на круглом же столе, Новак, действительно, сказал, что эта инициатива была предложена как "зеркальная", мол, не только адвокатам пряник давать в виде законодательства в защиту их прав, но и вот такой кнут.

Непонятно, конечно, почему изменение закона об адвокатуре, введенного и далее проводимого под эгидой защиты прав населения на квалифицированную юридическую помощь, Минюст откровенно обсуждает с позиций привилегий и торга, пряников и кнутов.

Уголовная ответственность должна вводиться тоже для защиты населения, а не в качестве компромисса в борьбе за привилегии между "силовиками" и адвокатской корпорацией.

Но это все лирика.

Автора статьи Константина Катаняна критика Романа Мельниченко, что статья - фейк ньюс и Денис Новак открытым текстом не говорил о введении уголовной ответственности против адвокатов, а говорил только о зеркальной ответственности (что, с моей точки зрения, не лучше, но это личное мнение), не понравилась.

И автор статьи рванул за дополнительным комментарием к Новаку, комментарий якобы получил и радостно его опубликовал.

Вот он.


Таки вот.

Минюст, якобы радеющий за адвокатов, Минюст, перед которым ФПА пресмыкается и с которым ФПА ведет плотные переговоры за закрытыми дверьми о дальнейшем проталкивании абсолютной адвокатской монополии, оказывается, является автором "инициативы", никакой не зеркальной, а в любом случае планируемой - об уголовной ответственности против адвоката "за вред доверителю".

Как высказывались многие адвокаты во множестве комментариев, к статье АГ и в обсуждениях вне этого поста, явно просматривается, как будет проводиться подобная "инициатива" - это еще одна попытка давления на адвокатов и их запугивания.

Было отмечено, что с увеличением риска для адвокатов вырастут и цены на услуги адвокатов для населения. 

Что теперь совершенно очевидно - спасибо Константину Катаняну, расстарался для читателей - что это Минюст, благодетель адвокатуры, готовит меры, как независимость адвокатуры окончательно похоронить, с помощью уголовной статьи "за вред".

Предлагалось в комментариях, кстати, ввести уголовную ответственность за дурацкие инициативы, а также за вред, причиненный народу неквалифицированной или ангажированной работой полиции, следователей, прокуроров и судей.  Но надежды, что Минюст или ФПА выступит с подобными инициативами, мало.

На настоящее время имеем - с подтверждения Константина Катаняна, АГ, - что Минюст, представитель стороны обвинения в делах ЕСПЧ против клиентов адвокатов, пытается получить для своих клиентов еще больше преимуществ в уголовных делах, чем они уже имеют, и устранить оставшиеся мизерные 0,36% шанса на оправдательный приговор в российском уголовном "правосудии", подвесив над адвокатами угрозу самим сесть за решетку по оговору своих осужденных клиентов.

Медвежью услугу оказал Катанян Минюсту - со слов Романа Мельниченко хотя бы возможность была повилять и, как в дискуссиях об ответственности Сталина, сказать "я не знал", "меня дезинформировали".

Катанян забил последний гвоздь в гроб дискуссии и устранил любые сомнения в позиции Минюста.  Знал и хотел.

И вот теперь такая проблема возникает - как может дальше ФПА сотрудничать с Минюстом в продвижении адвокатской монополии?

В постели с врагом?

Wednesday, June 6, 2018

Торг уместен?

Одновременно были опубликованы возражения Дмитрия Талантова (одного из основателей Инициативы-2018) и московской адвокатской палаты против новых законопроектов по адвокатуре сенатора Клишаса.

И там, и там прослеживается тревожная тенденция - после длительных возражений по существу звучит намек: вот если бы этих проблем не было, мы бы поддержали "Концепцию" - то есть абсолютную адвокатскую монополию.

У Дмитрия Талантова:



У Московской адвокатской палаты:



Как уже говорилось в предыдущем посте, поддержка заинтересованных экспертов должна дезавуировать любое законодательство, а не способствовать его проведению.  Но в России это не так.

Самая благородная профессия, призванная защищать права граждан, строит себе свой огород с помощью торга.

Поддержим законопроект, призванный перекрыть доступ к правосудию всего населения России ради личной выгоды, личной монополии на рынке.  

Под предлогом улучшения благородной помощи населению.

Некрасиво, друзья, торговать принципами.

И некрасиво, манипулируя своей "благородной миссией", ради личной выгоды обкрадывать тех, кому эта миссия должна служить.

О независимых экспертах, двойных стандартах и благородной профессии адвоката

Орган ФПА, "Адвокатская газета", сегодня сообщила о победе адвоката в гражданском иске - удовлетворении ходатайства об отводе экспертов оппонента из-за их заинтересованности.

Победа, конечно.

Но при праздновании этой победы возникает вопрос.

Как случилось, что ФПА одновременно признает, что использование заинтересованных экспертов неправомерно, и сама является заинтересованным экспертом, в свою пользу?

Ведь ФПА и Минюст не скрывают, что совместно добиваются расширения адвокатской монополии - что приведет к бОльшим финансовым потокам, привилегиям и возможностям руководства ФПА, к бОльшей власти, и над населением страны через возможность изъятия из любого судебного процесса любого адвоката в любое время, и над самими адвокатами.

Никаких независимых экспертов никогда не привлекали, только сами, своими заинтересованными силами проталкивают расширение своей же монополии.

Для себя можно?

Это такой признак благородной профессии?  Кто вовремя подсуетился, тот и правее?


Friday, June 1, 2018

Запрос по закону о свободе информации к Американской Ассоциации Адвокатов

Только что послала запрос к Американской Ассоциации Адвокатов (ABA) о предоставлении мне реестра членов этой организации, по закону о свободе информации штата Иллинойс - где ABA инкорпорирована.

На сайте ABA реестр ее членов засекречен.



Т.к. ABA осуществляет публичную функцию аккредитации учебных заведений для получения юридического образования, требуемого для получения лицензии адвоката, и без аккредитации ABA нельзя получить ни лицензию адвоката, ни избраться или быть назначенным прокурором или судьей в США, на уровне штата или на федеральном уровне, членство в этой организации должно быть публичным.

Ответ от ABA на мой запрос будет опубликован на этом блоге и на моем англоязычном блоге.

В своем запросе я предупредила ABA, что готова подать иск для получения доступа к списку членов ассоциации.