Wednesday, May 10, 2017

Про Машу, Вову и свободу слова - в России и в США

Недавно наткнулась на ролик, где журналистка из Владивостокской газеты "Народное вече" Мария Дмитриевна Соловьенко поставила на место Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина за неуместное фамильярство - президент назвал Марию Соловьенко "Машей", после того, как она назвалась по полному имени и фамилии и задала неприятный для президента вопрос.  Конкретно, президент сказал журналистке - "Садись, Маша!", как будто он учитель, а она школьница в его классе.

Учитывая, что Мария Соловьенко баллотировалась в президенты Российской Федерации, и, таким образом, является не только журналисткой, но и потенциальным политическим конкурентом президента, отношение к ней как к школьнице (или холопке) со стороны мужчины-президента с явным комплексом мужской неполноценности (иначе зачем бы Президенту России настырно демонстрировать публики снимки со своей голой головогрудью, на коне и на спортивном мате?) и смешно, и тревожно.

Мария Соловьенко не растерялась и назвала президента "Вовой", чем и стала сразу знаменита - самого президента! Вовой! Как школьника! Какая ужасная смелость!  Самого барина по имени!


Это было в 2012 году.

Различные СМИ, ролики и комментарии в соцсетях превозносили журналистку за смелость.

К сожалению, в то же самое время Президента не забросали тухлыми яйцами за его "Машу" и попытку унижения женщины.   И не осмелились раскритиковать косящего под пахана президента "за Машу".

Что говорит о многом.

Как о многом говорит не замедлившая последовать реакция властей на такую "смелость" Марии Соловьенко, которая, как репей на тыльной области, смущала и смущала "Вову" своими вопросами.

Конечно, реакция была завуалирована под иск частного лица о защите репутации.

Мария Соловьенка "смущала" президента РФ вопросами с 2007.

И тогда реакция про-президентских "защитников" не заставила себя ждать.  В 2010 про-президентский сатирик Михаил Задорнов, "по совпадению", "обобщил" относительно внешнего облика жительниц Владивостока - что включало и Марию Соловьенко - что они одеваются и выглядят как проститутки.  Мария Соловьенко подала в суд - и, конечно, же проиграла.

А после ее "Вовы" против нее подали в суд - и, конечно же, выиграли.

В 2015 году против Марии Соловьенко присудили по иску - конечно, все "по закону", 250 000 рублей за "репутационный ущерб" в пользу ООО Прима Медиа, и взыскали этот ущерб через судебных приставов.

Ранее, в 2003 году, суд удовлетворил иск против Марии Соловьенко о защите репутации мэра Владивостока Копылова, которого журналистка обвинила в коррупции.

Конечно, закон в США лучше защищает (хотя бы на бумаге) журналистов, расследующих коррупцию.

1я поправка к Конституции США и существующие судебные прецеденты делают невозможными иски о клевете, подобные тому, что выиграл мэр Владивостока против Марии Соловьенко.

По американским законам, от мэра потребовалось бы доказать не только, что заявления журналистки были ложными, но и что они были сделаны намеренно, со злым умыслом - а это обычно доказать против журналиста невозможно.

Однако, и в США, так же, как и в России, находятся разнообразные чиновники, которым в радость унизить своих критиков и даже потенциальных критиков снисходительно-"отечески"-фамильярным обращением.

Такие заходы весьма часты в судах США.

Судьи зачастую обращаются к сторонам процесса и адвокатам по имени, включая уменьшительные имена - как Путин к Марии Соловьенко.

И ни разу, ни одного единственного разу, сколько раз мне приходилось присутствовать при таких "словесных похлопываниях по плечу", ни один адвокат не воспротивился, не назвал судью по уменьшительному имени.  Напротив, я видела холопское умиление таким "вниманием" со стороны судьи.

Так, к слову пришлось.






Wednesday, May 3, 2017

Процесс против #блогераСоколовского и зачем было Дмитрию Гололобову врать о таком же исходе дела в США - часть II

Два дня назад я уже описала в блоге, что известный фигурант уголовного дела "Юкоса" Дмитрий Гололобов, находящийся 13 лет в международном розыске по делу об особо крупном финансовом мошенничестве, сначала (в прошлом году) вдруг стал давать показания в пользу России по иску акционеров Юкоса, не возвращаясь в Россию, где он продолжает быть, по его собственному признанию на портале "Сноб", в международном розыске (Гололобов не сказал, что он 10 лет "был" в международном розыске, а что он просто "10 лет в международном розыске", что говорит о настоящем времени), а потом стал размещать интересные статьи на известных российских юридических порталах.

Интересные своим враньем, неприличным для "эксперта" в области "англо-саксонской юриспруденции", которым себя представляет якобы "приглашенный профессор университета Вестминстер" #ДмитрийГололобов.  "Якобы профессор" потому, что его имени на сайте этого самого университета не обнаружилось.  Может, поисковик плохо сработал, конечно, или, может быть, университет еще не разместил информацию о своем "приглашенном профессоре".  Все бывает.

Т.к. я профессионально занимаюсь вопросами регулирования юридической деятельности в США, меня поначалу заинтересовала статья Гололобова на портале Право.ru о тогда еще предстоящем съезде российской адвокатской бюрократии с целью подготовки учреждения в России адвокатской монополии.  Там Дмитрий Гололобов пытался убаюкать российскую публику и юридическое сообщество тем, что адвокатская монополия - это совсем не страшно, нужно делать "как на Западе", на Западе адвокатская монополия вполне цивилизованна, а здесь вон какие склоки (по совпадению) между бывшими адвокатами Надежды Савченко.

Такая грязевая завеса должна, я так понимаю, увести от сути вопроса - нужна ли России адвокатская монополия, зачем она нужна, и почему она полезна (на самом деле - вредна, но Гололобов, который, как я понимаю, хочет понравиться и российской адвокатской бюрократии и западной адвокатской элите, стремящейся в Россию как в новый рынок сбыта услуг, где, соответственно, "как у себя", хочется насадить свои порядки и устранить конкурентов через лицензирование).

На статью были два отзыва от российских юристов, вот они, как раз на тему - Вы неправ, плюс "а делать-то предлагаете что".




Я тоже оставила несколько комментариев на статью Гололобова (сохранила их и публикую здесь, пока не стерли).  Один комментарий вынуждена была разбить на несколько, т.к. есть ограничение по количеству знаков.  Вот они. 







Мои комментарии не полностью отражают вред, наносимый адвокатской монополией.  Более-менее подробно я описываю этот вред в книге, готовящейся в настоящее время к печати, бумажной и как электронная книга, сначала на английском языке, потом я планирую выпустить ту же книгу на русском языке, в варианте, адаптированном к российским реалиям наступающей адвокатской монополии.

Поначалу я сомневалась, писать статью о Гололобовской рекламе в пользу российского правительства или не писать (потому что адвокатская монополия - это монополия на работу от правительства, а Гололобов утверждает, что все это здорово и цивилизованно, давайте сделаем, "как у них").

Когда Гололобов бросился охаивать блогера Соколовского и утверждать (без оснований), на основании 180-лохматого прецедента США 1837 года, давно отмененного новыми прецедентами, что Соколовского точно так же осудили бы не только на основании прецедентов ЕСПЧ (об этом отдельная тема и отдельный блог), но и по "англосаксонскому праву", со ссылкой на 180-летний давно отмененный прецедент США, поняла, что нужно публиковать опровержение.

Так вот.  Давайте по пунктам, и пункт 1й здесь вовсе даже не свобода слова, а отсутствие полномочий российских судов на законодательную деятельность для исправления и изменения неясных уголовных законодательных актов.

Пункт 1.  Узурпирование судами законодательной власти для изменения неясного уголовного законодательства путем интерпретации незаконно и выходит за рамки компетенции российских судов.  Уголовное преследование на основании законов, где большинство элементов преступления четко не определено и не определИМО - незаконно и неконституционно.

Конституционен ли (по Конституции РФ, а не США) закон об уголовном преследовании за "оскорбление чувств верующих"?

Что такое "чувства верующих", что такое "оскорбление" этих чувств, и какое действие конкретно может считаться таким оскорблением, позволяющим государству возбудить уголовное преследование против "оскорбителя", в законе не определено и отдано на "определение" судами.

Т.к. у российских судов нет законодательной власти, изменение судом неясных формулировок российского Уголовного Кодекса более ясными формулировками - например, "оскорбление чувств верующих, такое как: ловля покемонов в православной церкви и трансляция этой ловли на YouTube, обзывание Иисуса Христа несуществующим покемоном, которого невозможно поймать даже в церкви" - то, чем сейчас занимается уголовный суд по делу блогера Соколовского - процесс явно незаконный.

Пункт 2.  Разделение государства и церкви и свобода слова.

Да, такие права вроде существуют и вроде гарантированы Конституцией РФ, слышали, знаем.  Однако же, СВЕТСКИЙ закон об уголовной ответственности за "оскорбление чувств верующих" все же введен.

Как я уже писала в пункте 1-ом, что сие означает, ясно только шаманам от правосудия.  Вот они сейчас и камлают, как бы припечь блогера Соколовского, чтобы другим было неповадно.

Главное для незаконных действий государства - выбрать "врага народа" пострашнее.

Раньше это были "безродные космополиты", продающие Родину.

Не так давно (и этот тренд продолжается) это были "негодяи", поддерживающие - подумать только! - Украину в борьбе против российских "гуманитарных танков", "негодяи", которые "против своих" в войне, в которой Россия "не участвует".

Теперь это блогер, посягнуший на "святое" - даже для светского государство - оскорбивший "чувства верующих".

Конечно, подобное законодательство, и уголовное преследование блогера Соколовского, сильно напоминает эпизод из бессмертного "Похождения солдата Швейка" о портрете императора, засиженного мухами.  Ведь тоже оскорбление же, не правда ли?

Однако, возникает вопрос - почему российское государство преследует за оскорбление чувств именно православных?  Вот иудейских верующих те же ловцы покемонов, например, совсем даже не оскорбили.

А если они не оскорбили одних верующих, то не могут оскорбить и других.

Такой вопрос - открыты ли православные храмы России для всех желающих?

Вроде да.

Крушил ли блогер Соколовский имущество храма?  Крал ли свечки и иконы?  Таскал ли за бороду батюшку? Рукоприкладничал ли в храме вообще?

Не делал он этого.  Спокойно себе стоял в церкви и ловил виртуальных покемонов на собственном сотовом телефоне.  Что законом не запрещается вне зависимости от места ловли.  Покемоны ведь не включены пока в Красную Книгу.

Вопрос другой.

А можно ли неверующему прийти в православный российский храм?

Вроде запретов таких на этом самом храме не висит - "Вход только для верующих".

Причем каждый верует по-своему.  Вот Соколовский, возможно, верует, но сомневается - и тут бы ему объяснить, почему он неправильно сомневается, а государство российское изобрело лучший способ - сразу наручники и в зону.

Но совершенно точно, что Соколовский пришел в церковь законно, ловил покемонов на своем собственном телефоне законно и разместил свою ловлю на YouTube тоже законно - размещение видеоклипов себя, любимого, во всемирной паутине пока что в России тоже не запрещено.

Следующий вопрос.

Можно ли сажать за правду?  В реальном, вульгарном, буквальном и брутальном ее понимании?

"По сообщениям в печати", не только в России молодые люди занимаются в церкви ловлей покемонов.  Но в США, в отличие от того, в чем пытается уверить читателей Дмитрий Гололобов, ловля покемонов в церквях не заканчивается уголовным преследованием.

Наоборот, церкви относятся к этой ловле как к возможности расширения миссионерской деятельности среди молодежи, вот, например, как описывается в прошлогодней статье Вашингтон Пост "Приходи за Джигглипафом, оставайся с Иисусом: церковь во времена Pokémon Go".

Джигглипаф - это вот это




А блогер Соколовский искал - и не нашел, и жаловался на то, что не нашел - другого покемона, Jesus Christ, и утверждал на видео в YouTube, что такого покемона найти в церкви нельзя, потому что его не существует.

Я не понимаю, в чем состав преступления, если блогер Соколовский сказал чистую правду - что покемона под названием Jesus Christ, действительно, не существует, и что такого покемона невозможно поймать в церкви.

Кстати, Вашингтон Пост сообщает, что миллионы американцев используют смартфоны во время богослужений, и что "[n]ow, pastors and teachers may struggle to know who is reading Scripture and who is trying to catch Pokémon" ("священники и учителя не могут сейчас с уверенностью сказать, кто читает Священное Писание, а кто пытается поймать покемонов").

Сама по себе игра, где участники награждаются за ловлю покемонов именно в исторических местах и церквях, как раз и призвана привлечь молодежь в эти исторические места и церкви.

Но у России - включая и руководство РПЦ - всегда была и остается большая проблема с руководящими кадрами, многажды описанная бессмертными классиками.

У России две беды - дураки и дороги (приписывается Николаю Михайловичу Карамзину).

А другой не менее бессмертный автор, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин так просто изобразил Россию как "город Глупов", и смену руководства в нем как соответствующий фарс-нуар.

И ничего, даже при царе не сидели - ни Карамзин, ни Салтыков прямо скажем Щедрин.

А вот знает ли г-н Гололобов, чьим именем назван Московский надо сказать Государственный Университет?

Я подскажу - это почтенное государственное образовательное учреждения носит имя великого российского ученого, и не менее великого безбожника, охальника и сквернослова, в отношении церкви тоже, Михайла Васильевича Ломоносова.

И вот ведь что Михайло Васильевич однажды написал весною 1757 годика - причем хоть по Синодам его и затаскали (в пору, когда церковь уже была более-менее отделена от государственной власти Петром Великим, но еще сохранила власть через Священный Синод), но опять-таки не посадили.  Ни в Петропавловский равелин, ни в острог, вообще.  Либералы!

"О страх! о ужас! гром! ты дернул за штаны,
Которы подо ртом висят у сатаны.
Ты видишь, он зато свирепствует и злится,
Дырявой красной нос, халдейска печь, дымится,
Огнем и жупелом исполнены усы,
О как бы хорошо коптить в них колбасы!
Козлята малые родятся с бородами:
Коль много почтены они перед попами!
О польза, я одной из сих пустых бород
Недавно удобрял бесплодный огород.
Уже и прочие того ж себе желают
И принести плоды обильны обещают.
Чего не можно ждать от толь мохнатых лиц,
Где в тучной бороде премножество площиц?
Сидят и меж собой, как люди, рассуждают,
Других с площицами бород не признавают
И проклинают всех, кто молвит про козлов:
Возможно ль быть у них толь много волосов?"

Это стихотворение - прямое оскорбление православных священнослужителей, чтобы г-ну Гололобову было понятно.

По сравнению с Михайло Васильевичем Руслан Соколовский - ангел небесный, и речи его о покемоне Иисусе тоже ангельские.

А Пушкина читали?  Александра нашего Сергеевича?  Нашего родного русско-африканского поэта?

"Гавриилиаду", к примеру?

Где Александр Сергеевич рассказывает, как дева Мария переспала с архангелом Гавриилом, мужем и голубем - и, стало быть, непонятно, от кого дитя народилось.

Сидеть бы ему и сидеть в колонии строгого режима - а вот, фестивали всякие об уголовничке устраивают, национальным достоянием считают, детям (!) его стихи читают, и даже заставляют их заучивать...  Куда катится мир?

А вот еще один оскорбитель чувств верующих, отлученный от церкви.  Зовут Львом.  Николаевичем.  Толстым, ударение на последнем слоге.

Не поверите, г-н Гололобов - им весь безумный мир до сих пор восхищается, и читает до сих пор.

Ан вот что РПЦ заявила о Льве Николаевиче еще при его жизни:

"Божией милостью

Святейший Всероссийский Синод верным чадам православныя кафолическия греко-российския Церкви о Господе радоватися.
Молим вы, братие, блюдитеся от творящих распри и раздоры, кроме учения, ему же вы научитеся, и уклонитеся от них (Римл. 16:17).

Изначала Церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть ее и поколебать в существенных ее основаниях, утверждающихся на вере во Христа, Сына Бога Живого. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви Святой, которая пребудет неодоленною вовеки. И в наши дни, Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой.

Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно перед всеми отрекся от вскормившей и воспитавшей его матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отеческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь Святая.

В своих сочинениях и письмах, в множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует с ревностью фанатика ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской; отвергает личного Живого Бога, во Святой Троице славимого, создателя и промыслителя Вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа – Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ради человек и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает божественное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы, Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святого Духа и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем неприкровенно, но явно пред всеми, сознательно и намеренно отверг себя сам от всякого общения с Церковью Православной.

Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем перед всею Церковью к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословений и молитв Церкви и от всякого общения с нею.

Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины (2 Тим. 2:25). Молимтися, милосердный Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь.

Подлинное подписали:
Смиренный АНТОНИЙ, митрополит С.-Петербургский и Ладожский.
Смиренный ФЕОГНОСТ, митрополит Киевский и Галицкий.
Смиренный ВЛАДИМИР, митрополит Московский и Коломенский.
Смиренный ИЕРОНИМ, архиепископ Холмский и Варшавский.
Смиренный ИАКОВ, епископ Кишиневский и Хотинский.
Смиренный ИАКОВ, епископ.
Смиренный БОРИС, епископ.
Смиренный МАРКЕЛ, епископ.
2 февраля 1901"

Но даже Николашка Кровавый Льва Толстого не посадил.

Как требует посадить блогера Руслана Соколовского у судьи Екатерины Шопоняк прокурор Екатерина Калинина - с добавлением, что если Соколовского не устраивает государство, он может валить (нет, она сказала вежливее, просто может уехать из страны, где родился, вырос и хочет оставаться и жить, пользуясь всеми своими конституционными правами).

Но можно и не только в российских примерах покопаться.

В Европе и Америке тоже богохульников хватает - и никто не сидит, заметьте.


Г-н Гололобов, утверждая, что блогера Соколовского ждала бы такая же судьба, как в России, в Европе и Америке, как-то не сподобился заметить некоторые широко обсуждавшиеся в прессе события, свидетельствующие о совсем обратном.

Например, что ни одно европейское светское государство не преследовало Салмана Рушди за содержания его книги "Сатанинские стихи" - хотя оскорбленные радикальные исламисты грозили ему смертью.

Например, что весь мир скорбел о теракте в редакции французских карикатуристов Charlie Hebdo, регулярно размещающих карикатуры на религиозных деятелей разных стран, когда против редакции совершили теракт, но что светское французское государство никогда - НИКОГДА - не преследовало этих журналистов "за оскорбление чувств верующих", что журналисты делали регулярно.

Кстати, я отслеживала на Фейсбуке комментарии по поводу этой трагедии из России.  Множество было комментариев на тему - "так и надо", "а что же они хотели".

Уголовная статья за "оскорбление чувств верующих" и процесс против Руслана Соколовского - из той же оперы.

Кстати, уж совсем нехорошо, что г-н Гололобов, живущий много лет в Великобритании, совершенно забыл упомянуть в связи с уголовным преследованием блогера Соколовского за "оскорбление чувств верующих", историю с картиной британца Криса Офили "Святая Дева Мария", изображающей Деву Марию как африканку, сопровождаемую "украшениями" в виде летящих мужских первичных половых органов, с одной обнаженной грудью в виде засохшей слоновьей какашки.  Картина, кстати, была продана в 2015 году за 4,6 миллиона долларов.



Художник Офили - не поверите - тоже не отсидел в колонии ни дня.  Как и Салман Рушди.  Как и журналисты Шарли Ебдо.  Как и А.С. Пушкин.  Как и Н.М. Карамзин.  Как и М.В. Ломоносов.  Как и Л.Н.Толстой.  Более того, Криса Офили даже никто не пытался судить. 

Напротив, это Нью-Йоркский музей судился с тогдашним мэром города Нью-Йорка Руди Джулиани за приставания с угрозами отзыва муниципального финансирования и выставления на улицу, если музей не откажется от демонстрации произведения Криса Офили.  И выиграл дело в суде, причем если бы мэр города Нью-Йорк осмелился еще раз угрожать музею любыми "мерами" за демонстрацию этой картины, мэр города Нью-Йорка отправился бы прямиком в федеральную тюрьму за неуважение к суду.  О чем г-н Гололобов публике тоже не сообщает. 


РПЦ - первая (оскорбленная) среди неравных

Руководство православной церкви РФ, которое, оно понятно, и стоит за уголовным преследованием блогера Соколовского, ведет себя, грубо говоря - мягко выражаясь - неумно, упуская такую образовательную возможность для молодежи и отпугивая молодежь от церкви такими вот дурацкими, но вполне реальными уголовными процессами.

Предъявили ли бы блогеру Соколовскому уголовное обвинение в ловле покемонов, если бы он их ловил (и не мог поймать), скажем:


  • на "черной мессе" сатанистов;
  • в храмах или других местах поклонения российских неоязычников;
  • в местах собраний последователей Кришны;
  • в буддистских храмах, синагогах, костелах, мечетях?
Думаю, что нет, и в этом вся проблема - что РПЦ, уже по самое не могу залезшая в государственные дела и практически сросшаяся со светскими школами, РПЦ, в которой российские государственные деятели публично являются на службы, которые транслируются государственными каналами, РПЦ, которая во многом напрямую финансируется государством российским - что привело бы к немедленному иску в США от правозащитных организаций - возведена в ранг практически государственной религии, и именно РПЦ защищает свои "оскорбленные чувства", используя уголовное судопроизводство светского государства, в то время как на самом деле "ловля покемонов", и даже критика этой ловли за невозможность поймать "покемона Иисуса" в церкви абсолютно неподсудна - для нормальных людей.

У РПЦ один "план маркетинга" православия - сращивание с российской властью, насаждение своей "веры" в школах и государственных СМИ и - безотказное средство -  колышком по головушке всем недовольным.  Тоже классика, что скажешь.

Вот, кстати, недавно еще одного "лжеучителя", почище одиночки Руслана Соколовского - "приложили".  Запретили как экстремистскую организацию "Свидетелей Иеговы".  По какому хрену запретили, кто знает.  Наверное, наступили свидетели эти Патриарху Кириллу на любимую мозоль - или на то, что летает вокруг африканской Девы Марии - кто знает...

Только вот по приезде в те же США, где, как утверждает г-н Гололобов, исход дела "Государство против Руслана Соколовского" был бы таким же, как в России - все те организации, зовущиеся в России "сектами", и то запрещенные, то опять запрещенные - спокойно себе существуют бок о бок, народ туда спокойно ходит, никаким экстремизмом никто не занимается, но как только они ступают своей наглой ногой на российскую землю и начинают нести свою богопротивную чушь, отвлекая народ от лона РПЦ - вот тут экстремизьм и поднимает свою всклокоченную голову.

Экстремизм - это нехорошо.

Конкуренция с РПЦ - еще хуже.

Вот и г-н Руслан Соколовский может скоро пострадать на полную катушку.  За что?  За оскорбление чувств верующих?

Могу с точностью вплоть до научной предположить, что руководству РПЦ до чувств своих же верующих на...  ну, вы поняли.  И когда она лезет в школы, и когда залезает в государственный карман, и когда торгует сигаретами, и когда демонстрирует роскошные облачения народу, который перебивается с хлеба на... нет, на сыр нельзя - хороший сыр запрещен, я забыла.  Хотя Патриарху Кириллу ничто не мешает насладиться этим сыром, сгоняв по-бырому за рубеж.  На джете.

Потому как РПЦ - стяжатель.


Так что, вполне возможно, что пойдет "лжеучитель" Руслан Соколовский, срок мотать, чтобы другим неповадно было - Конституция, проституция, профанация - все равно.

Но только вот г-н Гололобов прав в одном - врать нехорошо.  Так г-н Гололобов закончил свою статью, где он заявляет, что блогеру Соколовскому врут его советники, если внушают ему надежду на отмену приговора через ЕСПЧ, потому как и по ЕСПЧ и по "англосаксонскому праву" его бы ждало то же.

Врать, действительно, нехорошо.  Потому что ни одно нормальное, уважающее себя государство, детей и вообще людей в тюрьмы за ловлю покемонов и высмеивание государства или религии не сажает.   Поэтому повторяйте, г-н Гололобов, часто - "врать нехорошо".  Стоя перед зеркалом и бия себя по кумполу.  Скалкой.


Monday, May 1, 2017

Процесс против #блогераСоколовского и вранье "профессора университета Вестминстера" Дмитрия Гололобова о юриспруденции по защите свободы слова в США. Что бы это значило?

Сегодня я прочла уже вторую публикацию "приглашенного профессора Вестминстерского университета" Дмитрия Гололобова на российском юридическом медийном портале за последний месяц, где "профессор" Гололобов ссылается на юридическую реальность в США, искажая ее.

Т.к. "профессор" Гололобов представляет себя экспертом в области права, и в частности, "англо-саксонского" права, и заявляет о своем дипломе доктора философии в области юриспруденции, такие искажения реальности, тем более в двух статьях, следующих практически одна за другой - одна о съезде российских адвокатов и теперь об уголовном процессе над блогером Соколовским - такая подача информации не может быть случайной.  Как-никак, Дмитрий Гололобов - не студент первого курса юрфака.

Что касается статьи Гололобова о недавно состоявшемся съезде российских адвокатов, я подробно опишу в отдельном, сколько значимой информации для потребителей юридических услуг в России Гололобов опустил в этой статье, кланяющейся "цивилизованной" адвокатской монополии на Западе, уже задушившей доступ к правосудию в США и пытающейся навязать тот же подход в странах, где такой монополии еще нет, как, например, в России.

Эта статья - о вранье Гололобова, на основании почти 200-летнего и давно отмененного прецедента Верховного Суда США, что Соколовского и в США бы точно осудили за ловлю покемонов в церкви, призывы к общественности последовать его примеру и - о, ужас! - публичное заявление, что "главного покемона", как Соколовский назвал Иисуса Христа, Соколовский так и не поймал в церкви, намекая, что это невозможно, потому как Иисуса Христа в церкви нет:







А вот мнение американского профессора права Евгения Волоха, эксперта именно по 1-й поправке, об этом же 180-летнем прецеденте.



Профессор Волох пишет:

"В деле 1837 года 'Государство против Чандлера", Томас Джефферсон Чандлер был осужден за высказывание "дева Мария - проститутка, а Иисус Христос - незаконнорожденный"; суд заключил, что такая речь настолько оскорбительно, что может быть подавлена.   Большинство обозревателей, конечно, давно уже предположили, что подобное судебное решение было бы невозможно в свете современного толкования 1-й поправки.   Поэтому позиция EEOC (Комиссия США по равным правам при найме на работу - Т.Н.) о том, что такая речь может даже сегодня привести к наказанию по закону, отрезвляет.

Основания для ограничения подобных высказывания в чем-то изменились с 1830-х годов.  Наказание тоже немного другое, однако, заметьте, что Чандлер был приговорен только к 10 дням в одиночной камере и штрафу в 10 долларов (чуть больше месячного дохода) - многие люди предпочтут такой приговор потере работы, что обычно происходит при применении законов против преднамеренного причинения беспокойства на рабочем месте.

Но основополагающие принципы остались теми же:  у правительства нет права подавлять наши идеи, политические или религиозные, вне зависимости от того, выражают ли они пренебрежение (термин EEOC), подвергают ли они [другую религию] презрению и насмешкам (норма, установленная в Чандлере) и демонстрируют ли такие идеи адекватное уважение к ранимости чувств других людей."

Понимание свободы слово - и свободы слова и экспрессии ОТ религии в США (во всяком случае, отраженное в прецедентах Верховного Суда США), в настоящее время "несколько" отличается от 1837 года.

Например, Верховный Суд США принял следующий ряд прецедентов, защищающий свободу слова от попыток государства регулировать речь и самовыражение на основе содержания высказывания и содержания этого самовыражения (я привожу далеко не полный список прецедентов, защищающих 1ю поправку о свободе слова):


1972
"Government has no power to restrict expression because of its message, its ideas, its subject matter, or its content".

“У государства нет права ограничивать самовыражение из-за его значения, идей, предмета обсуждения или содержания”.


1974
"Under the First Amendment there is no such thing as a false idea"



“Ложных идей под Первой Поправкой не существует».


1995


Strict scrutiny test - government must prove that its action was necessary and was narrowly tailored to achieve a compelling purpose


Регулирование речи государством на основании ее содержания должно рассматриваться с особым пристрастием для выяснения, является ли регулирование узко приспособленным для защиты насущных государственных интересов.
1972


"For if the government could deny a benefit to a person because of his constitutionally protected speech or associations, his exercise of those freedoms would in effect be penalized and inhibited.  This would allow the government to 'produce a result which it could not command directly'".


«Если правительство может отказать человеку в социальном преимуществе из-за его высказываний, защищенных Конституцией, наказываться и подавляться будет реализация его конституционных прав.  Это позволит государству добиться результата, которого государство не имеет права добиться прямым путем».
1992
strict scrutiny applies to discrimination against political speech


Рассмотрение с особым пристрастием применимо к регулированию политических высказываний
1991
strict scrutiny applies to content-based regulation of speech


Рассмотрение с особым пристрастием применимо к регулированию речи государством на основании содержания речи (публикация книги преступником о своем преступлении)




1978
A major purpose of the First Amendment is to protect the free discussion of governmental affairs, and this includes the operations of the courts and the judicial conduct of judges, (thus, criticism of the judiciary, whether during or outside court proceedings, is political speech within the core protection of the 1st Amendment)
Важная цель Первой Поправки – защитить свободу обсуждения государственных дел, включая работу судов и поведение судей.

 






1994
"Government action that stifles speech on account of its message, or that requires the utterance of a particular message favored by the Government, contravenes this essential [First Amendment] right", content-based regulations of speech must meet strict scrutiny
«Государство, подавляющее речь на основании ее содержания, или требующее высказываний с определенным содержанием, противоречит основополагающему праву, [гарантированному Первой Поправкой», такое регулирование подлежит особо пристрастному рассмотрению судами




1992
"content-based regulations are presumptively invalid"
Дело о сожжение креста перед домом афро-американцев:  Существует презумпци незаконности при регулировании самовыражения на основе его содержания

Например, Верховный Суд США признал нарушением 1-й поправки к Конституции США, права на свободу слова и свободу самовыражения, запреты или наказания государствам за следующие действия:



В 2015 году Верховный Суд США распространил защиту под 1й поправкой на любую речь, даже коммерческую - вынеся решение, по которому любое регулирование государством любой речи, даже коммерческой, на основании ее содержания, неконституционно без т.н.  строго пристрастного рассмотрения для выяснения, является ли данное регулирование узко приспособленным для защиты  ли такое регулирование для осуществления государством неоспоримых государственных интересов.

В 2017 году Верховный Суд США подтвердил такое широкое трактование 1й поправки к Конституции, применив ее к публикации ценовой надбавки, взимаемой при оплате кредитными карточками, т.е. Верховный Суд США защищает под 1й поправкой даже чисто коммерческую речь, в то время как выражение политических и религиозных взглядов - опять же, по прецедентам ВС США - подлежит еще большей степени защиты.

Т.к. Гололобов представляется профессором права и носителем степени доктор философии в области права, а также экспертом в "англосаксонском праве", он не мог не знать об этих прецедентах.  А если не знал - не стоило лезть в область, о которой не имеешь понятия и публиковать статьи под видом эксперта.


Кстати, "вранье" - не мое слово.  Это слово Гололобова, так он характеризует советы юристов Соколовскому, так он заканчивает свою статью о процессе над Соколовским, где он указывает, на основе европейских прецедентов и американского, 180-летнего, давно уже отмененного, как показывают более поздние прецеденты Верховного Суда США о регулировании государством самовыражения, и призывает Соколовского не надеяться на апелляцию, а "покаяться". 




Покаяние - религиозное понятие, в России светский суд отделен от церкви, почему церковное покаяние должно помочь Соколовскому в его уголовном деле, "профессор" Гололобов не указывает.

  • Настоящий ли профессор "приглашенный профессор" Гололобов,
  • почему он вдруг стал так яро выступать в пользу того самого государства, которое до сих пор держит его в международном розыске за совершение особо крупных финансовых преступлений, предмет, который он, как "эксперт", якобы преподает, о чем сам и заявляет на своей страничке в Снобе



(Гололобов в международном розыске 13 лет, не 10, и здесь соврал),
  • есть ли в США уголовное - или прочее - наказание "за оскорбление чувств верующих", подобное тому, которое пытаются навесить на блогера Соколовского,
и почему процесс против блогера Соколовского -
  • не только незаконен как нарушение свободы слова и самовыражения и учреждения государством одной (православной) религии в ущерб другим, в противоречие Конституции Российской Федерации, но и
  • неумен с точки зрения привлечения людей в эту самую православную религию -
читайте в следующем блоге.











Tuesday, February 7, 2017

О назначении Бетси ДеВос министром образования США

Только что откипели страсти относительно назначения Бетси ДеВос министром образования США.

Что самое интересное, по 10-й поправке к Конституции США, образованием своих граждан должны заниматься штаты, причем за свой счет.

Поэтому чуть не истерическое противодействие назначению Бетси ДеВос на пост Министра образования в федеральном правительстве - это эквивалент борьбы за распределение федеральных денег.

Причем, федеральных денег, которые федеральное правительство может дать или не дать, по желанию - указав на 10-ю поправку, в которую недавно генеральный прокурор штата Нью-Йорк Эрик Шнайдермен ткнул федеральное правительство носом, как щенка - мол, 10-я поправка дает нам ПРАВО вести себя независимо, что и как мы делаем "для безопасности наших граждан внутри штатов". 

Но в этом случае к ПРАВУ подключается ОБЯЗАННОСТЬ обеспечивать это свое право материально.

В случае с "самостоятельными" штатами по вопросу и "городов-убежищ", и, в данном случае, федерального финансирования образования и битвы за и против назначения Бетси ДеВос, богатого и независимого реформатора образования, противники такого назначения практически заявляют федеральному правительству, как зарвавшийся подросток родителям - "не учите меня жить, лучше помогите материально".

Так что, для начала - что должна и чего не должна Бетси ДеВос.

Бетси ДеВос не должна выделять какие-либо средства из федерального бюджета для финансирования образования в штатах.  Вообще.  10-я поправка, с ее правами и обязанностями.

Заваливать Бетси ДеВос истерическими вопросами, как она относится к предоставлению детям с ограниченными возможностями права доступа к образованию было спектаклем на публику.

Потому что существуют федеральные законодательные акты против дискриминации таких детей в школах ШТАТА, и школы ШТАТА должны обеспечить меры против такой дискриминации, причем финансировать эти меры из собственных средств штата.

И, опять-таки, Бетси ДеВос ни при чем по всем другим вопросам, поднимаемым противниками ее назначения - ваучеризации образования, чартерных школ, отмены засилья косных учительских профсоюзов при наборе и определении уровня вознаграждения учителей без учета "старшинства". а по заслугам и с учетом инновационного подхода к обучению.

Если, опять-таки, не считать ее возможности, как министра образования, выдать или не выдать из федерального бюджета дополнительные средства к тем средствам, которые штаты уже должны выделять на образование собственных граждан.

В настоящее время штаты, голосующие, через суд, за свое "право" привезти большое количество иммигрантов (с детьми, требующими образования) в США, столкнутся с большой проблемой, если Бетси ДеВос завяжет федеральный кошелек и предложит штатам решать за счет собственных средств проблемы финансирования тех, кого они заставили президента страны впустить через суд и через протесты на улицах и в так называемой "либеральной" печати.

Когда выяснится, что приток детей иммигрантов в школы штатов, без вливаний в образование штатов федеральных средств, может стать той самой соломинкой, которая может переломить спину верблюда - то же общество, голосующее на улицах за ввоз иммигрантов в нелимитированных количествах, может начать голосовать на улицах против переизбрания своих местных "гениев" - генеральных прокуроров штатов - добившихся для своих жителей и налогоплательщиков финансовой катастрофы. 


К назначению Бетси ДеВос на должность министра образования я отношусь с осторожным оптимизмом.

Бетси ДеВос уже сделала много для того, чтобы дать родителям возможность выбора школы, чтобы обеспечить своему ребенку нормальное образование. 

Это право выбора Бетси ДеВос отстаивает уже много лет, и добилась в этом направлении успехов, вызывая ярость учительских профсоюзов, весьма реакционной и косной организации, затормаживающий инновации в образовании. 

В ее программу, насколько я понимаю, входит предоставление финансовых стимулов федерального правительства в оплате учителей не по старшинству, а за качество работы и инновации, предоставление родителям права забрать из школы не только ребенка, но и деньги, которые государство выделяет из налогов на его обучение, и перевести ребенка, вместе с деньгами, в другую школу, включая «альтернативные», «чартерные» школы. 

Опять-таки, по Конституции США, эти стимулы могут предоставляться только как стимулы, а не как команды, по принципу - хочешь, бери предложенные федеральные деньги, вот с такими условиями, а не хочешь - иди и обеспечивай образование в штатах и вознаграждение учителей с помощью собственных средств. 

Понятно, что представители штатов четко сообразят, что не принять федеральные деньги на условиях Бетси ДеВос и вместо этого поднять уже и без того высокие налоги на недвижимость (источник финансирования образования в штатах) на домовладельцев, которые и без того обложены со всех сторон высокой стоимостью ипотечных кредитов, взносами или штрафами по медицинскому образованию (Обамакэр), и когда в стране высокий уровень безработицы.

Повышать налоги в этом случае будет гарантией того, что на следующих же выборах их вышвырнут из их теплых мест разъяренные избиратели, включая тех, кто сейчас "голосовал" против ДеВос на улицах и в социальных сетях.

Меня лично привлекает в Бетси ДеВос также то, что она прилагала усилия для устранения бюрократических барьеров на пути в учительскую профессию, пролоббированных учительскими профсоюзами, требующими «сертификации» как безусловного требования к квалификации учителя.   

В настоящий момент требовании «сертификации» учителей означает, что специалисты профессорского уровня университетов и инженеры не могут  преподавать в школе даже чтение для дошкольников, не говоря уже о собственных специальностях, без дополнительных двух лет в колледже, необходимых для учительской сертификации, что отталкивает от школы квалифицированные учительские кадры. 

Например, те же въезжающие иммигранты, будь они хоть двадцати пядей во лбу, не смогут работать учителями в школах штатов, если они не пройдут через дополнительное как минимум двухлетнее образование в университете (дорогое), плюс "сертификацию", где учить и сертифицировать их будут, вполне возможно, люди более низкой квалификации, чем у иммигрантов уже была при въезде. 

И тогда иммигрантам не поможет ACLU, и не будет адвокатов, бродящих в местах скопления иммигрантов с плакатами на груди - а вот кому мои услуги, как это сейчас происходит в аэропортах Америки. 

А вполне возможно, что поможет так ненавидимая Бетси ДеВос.

Самое же главное "преступление" Бетси ДеВос, из-за чего и развязалась такая отчаянная кампания не пустить ее к управлению федеральным кошельком на нужды образования в штатах - это то, что Бетси ДеВос пыталась ввести в различных штатах законы, разрешающие учителям не платить учительским профсоюзам взносы, вне зависимости от того, являются учителя добровольными членами профсоюза или нет, то есть разрешающие учителям не поддерживать эти профсоюзы материально, если профсоюзы использует членские взносы на поддержку политических взглядов, которые учителя не разделяют.


Недавно Верховный Суд США не смог вынести решения по делу о «праве на работу» (без уплаты обязательных взносов профсоюзов, состоят учителя в профсоюзе или нет), придя к «ничьей» 4:4 из-за смерти Антонина Скалии. 

Назначение президентом Трампом "своего" человека в Верховный суд США

(то, что Верховный суд США - политизированное учреждение, "рулящее" так, как хотят партии, выдвинувшие судей на этот пост, думаю, уже неоспоримый факт, ни о какой "независимости" судов речь не идет, стОит посмотреть, что вытворяет сейчас 9й окружной федеральный суд по поводу абсолютно незаконного решения судьи Робарта, см. мои блог об этих исках здесь и здесь),

судьи Нила Горсича, может изменить баланс Верховного Суда США в сторону «права на работу» учителей.

  • Если учителя избавятся от ига профсоюзов и смогут наниматься и продвигаться по служебной лестнице самостоятельно, без необходимого сейчас одобрения политизированных профсоюзов,
  • Если школы начнут принимать "в учителя" людей просто на основании их дипломов по специальностям, а не на основании "сертификации" учительским лобби,
  • Если штаты отменят систему tenure для учителей, т.е. положения учителя, когда его невозможно уволить за плохую работу, и переведут учителей на те же основы найма, как и всех остальных простых смертных в США - "at will contracts", то есть с правом увольнения по причине или без причины;
  • Если родители смогут "голосовать ногами" - и деньгами, выделяемыми штатами на обучение своих собственных детей в государственной школе (включая до 50 000 долларов в год на каждого ребенка с ограниченными возможностями), и уводить эти деньги в школы, где детей, действительно, учат, а не держат в школе, как в тюрьме с играми,
есть шанс, что в американские школы придут инновации, и что уровень образования американских детей изменится в лучшую сторону.

Будущее покажет.

Sunday, February 5, 2017

Восхищение беззаконием

Уже несколько дней слежу за прессой и комментариями в Фейсбуке,  англо- и русскоязычном, на тему - как народ реагирует на иммиграционный указ президента США Трампа и битву против этого указа в федеральных судах.

К сегодняшнему дню уже накопились решения судов, реакция прессы, "юридического сообщества" США, и, конечно же, реакция протестующих против указа президента Трампа, на улицах, и в социальных сетях.

Внезапно адвокаты по защите гражданских прав - но только иммиграционные - стали героями дня.  И таким же героями дня стали судьи, наложившие временный запрет на указ президента на въезд из 7 стран.

Как русскоязычный, так и англоязычный Интернет и СМИ бурлят комментариями - вот что значит "верховенство закона", вот он, независимый суд, вот оно, когда и президенту страны судья может показать Кузькину мать, накостылять, и президент вынужден подчиниться.

Надо при этом сказать, что даже среди юристов США специализация судебного адвоката в исках о защите конституционных прав граждан не пользуется популярностью, поэтому большинство этих "заключений" делаются дилетантами.

Почему не пользуется популярностью?

Cпециализация эта не денежная и опасная. 

Люди, чьи гражданские права нарушаются, зачастую или небогаты или вовсе бедны, заплатить не могут.  Закон о защите гражданских прав предполагает, конечно, что в конце успешного иска, который адвокат возьмется представлять в суде бесплатно, адвокатский гонорар может выплатить ответчик - государство.

Но здесь суды сразу наизобретали столько "мелких деталей" о применении закона о таком "подарке", что этот подарок на настоящее время превратился в угрозу.

Работает угроза так.

1) если адвокат по гражданским правам подает иск о нарушении Конституции США в отношении клиента, зная, что подобный иск (с имеющейся жертвой и реальным ущербом, нанесенным жертве таким нарушением) встретит барьер из "прецедентов", незаконно изобретенных судами - незаконно потому, что по статьям 1й и 3й Конституции США федеральный суд не имеет право МЕНЯТЬ ясно изложенную букву закона через его интерпретацию - суд может не только отклонить иск, но и наказать адвоката, заставив его заплатить адвокатский гонорар противника, виновника конституционного нарушения.

Таких барьеров суды наизобретали массу.

От почтительного отношения к решениям суда штата (deference, comity) до разнообразных видов иммунитетов разным ветвям власти, и особенно главного подарка американского судейства самим себе - присвоения не только судьям, но и всем работникам судов, и всем специалистам, назначенных судами (таких как, к примеру, назначенный судом эксперт), абсолютного судейского иммунитета за "malicious and corrupt acts" - за откровенно незаконные и продажные действия.

Плюс, несмотря на то, что требования к первоначальной исковой жалобе определены текстом федеральных правил гражданского судопроизводства (Federal Rules of Civil Procedure, FRCP) как краткое и четкое изложение того, что случилось - как государство нарушило права истца, суды и здесь "подправили", придав себе, любимым, дополнительную власть отказывать в исках, потому что "челобитная царю" подана неправильно - недостаточно включено "фактов" в первоначальную исковую жалобу, несмотря на то что факты (кто, как и почему договорился нарушить права жертвы и/или замять дело) зачастую находятся в руках правительства, а у жертвы налицо только результат.

Плюс, федеральные суды издевательски заставляют жертв конституционных нарушений "бегать по кругу", везде натыкаясь на закрытые двери судов (и санкции, себе и своим адвокатам) - несмотря на то, что федеральный закон о защите гражданских прав дает право выбора "форума" (федеральный суд или суд штата) истцу, этого выбора федеральные суды давно лишили и истцов, и их адвокатов.

Если нарушения происходят в суде штата, федеральный суд "уклонится" от рассмотрения дела, отклонит иск и направит жертву разбираться со своими проблемами там, где они происходят - то есть просить милости у суда штата, который и нарушает эти федеральные конституционные права.

Правительства штатов уже приспособились к этому "уклонению", и выдвигают иски в судах штата как только против них подается федеральный иск, таким образом задействуя процедуру "уклонения" (Younger abstention) - а дальше судьба жертвы и ее жалоб на нарушение Конституции известна.

Суд штата откажется рассматривать жалобы на нарушения федеральной Конституции на основании доктрины "constitutional avoidance" (мы не будем рассматривать вопросы нарушения федеральной Конституции, если дело можно разрешить "просто" рассмотрением вопросов законодательства или прецедентов штата - таким образом, телега ставится впереди лошади, и Основной закон США просто отвергается).

Все апеляцционные инстанции внутри штата поступят так же.

Верховный суд США откажется рассматривать петицию, потому что "Вас много, а нас всего 9 человек" (и у нас масса собственных бывших сотрудников, для которых мы и решаем дела - см. статью об Echo Chamber адвокатов, решающих свои дела в Верховном суде США).

Когда жертва, настукавшись лбом обо все двери в судах штата и в Верховном суде США, отправляется  обратно в федеральный суд низшей инстанции, который ранее "уклонился" от рассмотрения дела, послав жертву в суд штата, и говорит - вот, видите, я же говорил(а), бесполезно просить у тех, кто нарушает мои права, больше их не нарушать и самих себя высечь - федеральный суд теперь уже говорит: поздно пить бальзам, дорогой(ая), вот теперь уже мы применим другую нашу доктрину, называется доктрина Рукера-Фельдмана (the Rooker-Feldman doctrine).  А по этой доктрине - ты добровольно поднял федеральные вопросы в суде штата (жертва пищит - так нет же, так Вы же сами меня туда направили, так Вы же отклонили иск по "уклонению Янгера"), ты исчерпал, дорогой, свои возможности, и теперь у нас "руки связаны" и нет даже юрисдикции рассмотреть твое дело - иди с миром, и вот еще вдобавок тебе и твоему адвокату санкции, оплатите судебные издержки и адвокатский гонорар вашего противника и не лезьте сюда больше, с суконным-то рылом.

Права на подачу жалобы против собственного правительства, имеющегося у россиян (ЕСПЧ), у американцев нет.  Так что Конституция США в Америке хороша только тем, в плане защиты прав граждан, что ее можно повесить на стенку (в любом помещении в доме, включая то, где народ обычно предается размышлениям, под приятный шорох туалетной бумаги) и иногда на нее посматривать.

Есть еще варианты наказать адвоката-правозащитника, чтобы неповадно было подавать иски к правительству - например, и вовсе лишить его лицензии, адвокатского статуса и права даже полы мыть в адвокатской конторе (а, в связи с отбором лицензии, откажут и в других лицензиях, чтобы заниматься другой деятельностью, от продажи страховок да работы таксистом).  Все, что нужно для отзыва лицензии в этом случае - наказать адвоката пару раз за подачу вот таких конституционных исков, которые были отклонены по "уважениям, уклонениям, иммунитетам и Рукерам-Фельдманам" - несмотря на то, что имело место быть нарушение конституционных прав истца.

А вышеуказанный обещанный гонорар у адвоката суды тоже решили как отобрать, и для этого даже не обязательно адвоката лишать лицензии.

Без лицензии адвокат-правозащитник, конечно, не получит гонорар за годы труда по конституционному иску, услуг, предоставленных в расчете на обещанный государством гонорар из кармана ответчика в конце иска.

Но можно адвоката-правозащитника обмануть и другим путем - и государство активно прибегает к таким обманам. 

Например, если истец, по любым причинам, откажется от услуг адвоката-правозащитника до окончания дела (а это организовать несложно, стоит истца только припугнуть, он же обычно бедный и бесправный, так что припугнуть есть чем), то суд скажет, что решение, просить суд или не просить заставить ответчиков в уже выигранном деле - или деле, доведенном до суда присяжных после выигрыша длинной череды ходатайств (подножек) государства выбросить иск - так вот, право просить или не просить суд заставить государственных ответчиков заплатить адвокату за годы работы целиком принадлежит не адвокату, а истцу, который его уволил.  А истец просить не хочет.  Нет такого его желания.  А у истца в карманах мыши дыры проели уже давно, поэтому, после долгих лет работы, за 5 минут до окончания процесса, адвокату показывают на дверь, разрешают дело "мировой сделкой", истец получает деньги, а адвокат-правозащитник получает пшик, и урок на будущее, больше никогда правозащитной деятельностью не заниматься - и это еще если дело обошлось без санкций и потери лицензии.

Я писала в своем англоязычном блоге о судьбе многих адвокатов-правозащитников в США, которых подобным образом лишили лицензии и права на работа и заработок для себя и семьи.

Например, об адвокате Генри Джеймсе Келере, из Калифорнии, усилиями которого в США права отца при определении опекунства детей определяются наравне с правами матери (до усилий адвоката Келера детей по умолчанию отдавали матери, теперь по умолчанию у родителей равные права) - феминистские организации и их представители в судах и адвокатском истэблишменте надавили, и адвоката Келера лишили лицензии.

Писала еще об одном адвокате, Патриции Бэрри, которая дошла аж до Верховного суда США и добилась через прецедент Верховного суда США, для всех американских женщин, защиты от сексуальных домогательств на рабочем месте.  Ее тоже лишили лицензии.  Адвокаты-правозащитники во всех странах - очень неудобные люди.  С длинным и хорошо подвешенным языком.  И правительство критикуют - это недопустимо.

В связи с тем, что подача таких исков чревата потерей права на работу и превращением адвоката в бомжа, адвокаты в США, как бы это сказать помягче, не стремятся стаями в эту специализацию, и, таким образом, очень немногие адвокаты в США знают особенности и правила подобного судебного процесса, весьма специфические правила и подводные камни, и могут правильно составить исковое заявление.

И уж тем более в США немного журналистов, способных грамотно разобрать и оценить правомерность подобного иска или законность и правильность судебного решения, принятого по такому иску.

Я знаю это по собственному опыту, когда коллеги-адвокаты спрашивали меня, чем конкретно я занималась пару лет назад, а потом отмахивались от меня, когда я только упоминала "уклонение Янгера" и как я собираюсь бороться с этим "уклонением", а также со всеобщим уклонением всех судов от рассмотрения конституционных вопросов. 

Эта область права, которая должна бы быть попроще, ввиду того, что большинство истцов бедны, зачастую неграмотны и подают такие иски без адвоката, ввиду невозможности найти камикадзе-адвоката, желающего рискнуть своим правом на работу на всю оставшуюся жизнь ради одного клиента, даже если налицо явные нарушения конституционных прав этого клиента.  Вместо этого, эта область права весьма и весьма сложна и запутана, и у меня волосы встают дыбом при известии, что вдруг объявились "тысячи" "специалистов", которые, сидя на полу в аэропорту, пытаются сделать то, для чего у них, вполне вероятно, нет никакой компетенции и подготовки.

Тем не менее, таких адвокатов-правозащитников (тех, что на полу в аэропортах сидят и подают иски с ноутбуков по Интернету) сейчас развелось невиданное множество, и их тут же публично засчитали героями. 

Некоторые такие адвокаты, по сообщениям прессы, даже с плакатами стоят, бесплатные услуги свои предлагают, хотят подать иск о защите прав граждан для желающих.

И это в стране, где со всех высоких трибун те же самые государственные чиновники, что нарушают права граждан и что забили адвокатов-правозащитников в угол санкциями и лишением лицензии, провозглашают, что в США "justice gap", "пропасть правосудия", что большинство американцев (налогоплательщиков, кстати) не могут себе позволить услуги адвоката - при разводе, назначении опекунства над детьми, когда детей забирают соцслужбы, когда выгоняют из дома за неуплату налогов на недвижимость или из-за невозможности заплатить вовремя по ипотечному кредиту (когда люди теряют работу, заболевают, переносят операцию), когда незаконно арестовывают или сажают в тюрьму.

Как-то вот не стоят с предложением бесплатных услуг в тех местах, где эти услуги отчаянно необходимы, но где при предоставлении этих услуг есть большой риск нарваться на месть могущественных правительственных чиновников и потерю лицензии.

Стоят в аэропортах.  Перед камерами.

К чему это я.

Да, конечно, к восхищению толп федеральным #судьейДжеймсомРобартом, который, раскидывая влево и вправо иски других граждан о нарушении конституционных прав, принял к сердцу один иск - тот, который сулил ему наибольший политический капитал и отражение в прессе, иск против президента Трампа и его иммиграционным указом.

Как я уже писала во своей вчерашней статье, до судьи Робарта несколько федеральных судей издали "временные запреты" на тот же указ, содержащие только резолютивную часть, но практически никакой мотивировочной. 

Вот временные запреты из Массачусетса (отмененный судьей Гордоном до указа судьи Робарта, об этом ниже), КалифорнииВашингтона (штата, не столицы США), Вирджинии, Калифорнии и Нью-Йорка.

Такие коротенькие документики с менталитетом - я судья, я сказал - значит, все, все, что я сказал - закон, и даже если это не так, кто оспорит, что я сказал?  Другими словами, "я начальник - ты дурак".

Судья Робарт пошел несколько дальше первоначальных коротеньких "решений" своих коллег, в которых полностью отсутствовала мотивировочная часть.  

#СудьяДжеймсРобарт развернул в своем решении свои заключения о фактах и законных основаниях иска аж на две с половиной страницы - но при этом о законных основаниях иска не сказал не слова, ограничившись только рассуждениями о процедурных правилах вынесения временных судебных запретов в самом начале иска.

Судья Робарт как бы забыл упомянуть в своем решении, где он заявил, что у истцов(генпрокурора штата Вашингтон и иммигрантов, еще не въехавших на территорию США) есть большая вероятность выиграть иск, в чем же состоит исковая правоспособность истцов и на какие положения Конституции США, законодательные акты и прецеденты судья Робарт опирается в своем мнении, что у истцов есть большая вероятность выиграть иск, просящий судью Робарта заставить президента США изменить свое решение относительно безопасности страны, в то время когда у судьи Робарта нет никаких полномочий решать за президента США, кого пускать, а кого не пускать в страну.

Что самое интересное в интересном решении судьи Робарта, которым восхищаются толпы, - это то, что оно абсолютно незаконно не только с точки зрения полного отсутствия оснований и даже исковой правоспособности у истцов, но и из-за нарушения территориальных границ юрисдикции, потому, что судья Робарт, судья федерального суда Западного региона штата Вашингтон (суда низшей инстанции), наложив запрет на проведение в жизнь указа президента по всей стране, таким образом отменил ранее изданный указ судьи Натаниэля Гордона из федерального суда по региону Массачусетса, на что судья Робарт не имел абсолютно никаких полномочий, причем по сразу нескольким причинам:

1) суды судьи Гордона и судьи Робарта - одного уровня,
2) суды судьи Гордона и судьи Робарта принадлежат к разным юрисдикциям - суд судьи Гордона принадлежит к юрисдикции федерального апелляционного суда 1-го округа, в то время суд судьи Робарта принадлежит к юрисдикции федерального апелляционного суда 9-го округа
3) фактически отменив решение судьи Гордона, отказавшегося продлить временный запрет, наложенный судьей Элисон Боро (которая, интересным образом, исчезла из этого судебного дела) -

на том основании, что, как выразился судья Гордон в своем подробном 21-страничном решении, для иска не было оснований, так как в данном вопросе применяется только так называемый "тест на рациональность" ("rational basis test") к вопросу, была ли дискриминация против лиц, еще не пересекших границу США

судья Робарт узурпировал права апелляционного суда 1го округа - а на эту должность его не назначал президент, не утверждал Сенат, и вообще апелляционные решения не выносятся ОДНИМ судьей, а как минимум коллегией из трех судей.

Тем не менее, народ на улицах, в прессе и в сетях ликует. 

Героический судья Робарт накостылял плохому Трампу по шее, и доказал всему миру, что в США есть независимый суд, есть "верховенство закона", и что президент тоже под законом ходит.

Даже если решение суда абсолютно незаконно - по вышеуказанным причинам - о чем народу неведомо, в силу того, что, по причинам, изложенным выше, адекватный разбор подобных дел и подобных решений подвластен только юристу, и то не всякому, а только узкому кругу, специализирующемуся на подобных делах.

Надо отдать должное стойкости президента Трампа, который продолжает настаивать на своих правах и продолжает бороться с беззаконием в судах - в деле, которое почти наверняка закончится прецедентом Верховного суда.

После того, как судья Робарт незаконно отменил решение судьи Гордона и издал свое решение, действующее (якобы) по всей стране, без указания каких-либо на то законных оснований, президент подал уведомление об апелляции в федеральный апелляционный суд 9-го округа, и, пока готовилась сама апелляция, подал ходатайство о временном запрете временного апелляционным судом временного запрета судьи Робарта.

Ходатайство президента, изложенное кристально ясным языком, и безупречно обоснованное конституционными положениями, законодательными актами и прецедентами, четко доказывает, что:


1) у истцов не было и нет исковой правоспособности, необходимой для рассмотрения дела федеральным судом, чья юрисдикция ограничена статьей III Конституции США;

2) президент действовал в рамках своих полномочий, в то время как судья превысил полномочия при издании запрета;

3) судья Робарт не имел права отменить решение судьи Гордона из федерального суда в Массачусетсе, и не имел право распространять свое решение на всю страну.


К сожалению, федеральный апелляционный суд 9-го округа отклонил срочное ходатайство президента, таким образом отказавшись признать, что судья Робарт узурпировал не только полномочия суда того же уровня другой юрисдикции (судьи Гордона), но и полномочия более высокого суда, тоже другой юрисдикции - паралелльной апелляционному суду 9-го округа.

Таким образом, суд 9-го округа сам по себе узурпировал полномочия суда 1го округа решать, правильно или неправильно поступил судья Гордон, чье решение незаконно отменил судья Робарт.

Что интересно - так это то, что решение судьи Робарта создало абсолютный юридический хаос в Массачусетсе, где законную силу имеет решение судьи Гордона, а не судьи Робарта.

Как я уже писала выше, федеральные суды с легкостью выбрасывают иски о нарушении федеральных законов и конституции, даже когда основания для иска четко имеются (применяя собственноручно изобретенные доктрины "уклонения" или "уважения").

Тем не менее, здесь, где оснований для иска нет - что уже отметил судья Гордон в ЕДИНСТВЕННОМ до сих пор судебном решении, где проводится какой-либо анализ законов, на основании которых должен разрешаться подобный иск - суды по всей стране наперебой берут эти дела, решают их в пользу толп протестантов на улицах, без каких-либо оснований, смешав в кучу даже территориальные ограничения в своих полномочиях, и разграничения в полномочиях между федеральными судами низшей инстанции и апелляционными судами.

И тем не менее, в воздух продолжают лететь чепчики восторженной толпы.

Ура!

В США восторжествовало независимое судейство.

Не зависимое от закона.

Ну что ж, посмотрим, что скажет Верховный Суд США.

Подробный разбор решения судьи Гордона, со сравнительным анализом с другими решениями, судьи Робарта и в других судах по таким же искам, и разбор срочного ходатайства президента Трампа в апелляционный суд 9-го округа, с перечислением положений закона, которыми должен руководствоваться суд в таких исках, я размещу в последующих статьях блога.

Моя квалификация для такого анализа - американская школа права, со специализированным курсом по civil rights litigation (иски о защите гражданских прав), плюс почти 7-летняя судебная практика по таким искам в федеральных судах

(считаю своим особым достижением доведение до суда присяжных сложного дела о незаконных обысках в доме моих клиентов социальных служб, в деле, которое побоялись взять в #ACLU, и побоялись взять еще человек 60 адвокатов, к которым до меня обращались мои клиенты, которым социальные службы издевательски сообщали, при каждом очередном обыске, их было много, что это они, социальные службы - закон, что никто моих клиентов слушать не будет, что все говорят, что подадут иск, но никто этого не делает, и что мои клиенты не найдут адвоката, который бы осмелился такой иск подать).  Название дела - Argro v Osborne, номер дела 2:12-cv-910 в федеральном суде низшей инстанции Северного Региона штата Нью Йорк (U.S. District Court for the Northern District of New York).